Logo
Ранние века земли

Джордж Пембер

Ранние века земли

Суд и приговор

Глава 6


Грех был совершён безвозвратно, искуситель одержал победу. Но что можно сказать о заявлении: «Откроются глаза ваши, и вы будете, как Бог, знающий добро и зло?» Увы, это оказалось правдой, но исполнение сильно отличалось от ожиданий Евы. В порыве своей гордости она не остановилась и не подумала, что знание Бога чревато разрушительными опасностями для тех, у кого нет ни мудрости, ни силы Божьей. Её глаза и глаза её мужа по-настоящему открылись, но только, чтобы увидеть себя, созерцать своё печальное состояние наготы и стыда. Теперь они внезапно осознали отвратительность плоти, которая была средством их преступления; они были озадачены болезненным состоянием падения с высокого положения, на которое Бог поставил их, своим сходством с животными вокруг них, более того, их неблагообразность стала видна.
И эти чувства, скорее всего, усилились в немалой степени благодаря мгновенным и видимым переменам в их внешнем виде. Пока они оставались в послушании, дух, вдунутый в них Духом, сохранял свою полную силу и крепость. Его превосходное влияние защищало всё их существо от посягательств растления и смерти; в то же самое время его яркость, сияющая через покрытие плоти, излучала светлый ореол вокруг него; поэтому неприглядный элемент их тел был скрыт за завесой сияющей славы1. И так, будучи правителями творения, они разительно отличались от всех тварей, помещённых под их начало.
Примечание 1: Сравните это описание с описанием Бога в Пс. 103:2: «Ты одеваешься светом, как ризою».
Но их грех стал возможен посредством союза души и тела, который разрушил равновесие их существа. Подавленный дух уменьшился до состояния бессильного и практически безмолвного узника; и, как следствие, их свет угас и исчез. Его влияние исчезло ― он уже не мог сохранить их тела от растления или облечь их в славу. Угроза Бога стала свершившимся фактом; началось царствование смерти.
Так же нетрудно доказать, что возвращение видимой славы будет мгновенным результатом восстановления духа, души и тела до нормального состояния и гармонии ― признака нашего проявления как сыновей Божьих. Но тогда она будет сиять с намного более интенсивной яркостью, чем в Адаме; ибо, как мы уже увидели, тело человека до падения не было духовным телом. Дух действительно сильно и энергично влиял на человека, но правящей силой была душа, как это и продолжается сегодня, ибо первый человек стал живой душой (1 Кор. 15:45). Но когда произойдёт воскресение, или изменение, вслед за возвращением Господа, наши тела станут духовными (1 Кор. 15:44); сознание Бога займёт в нас высшее положение, удерживая и душу, и тело в абсолютном контроле и сияя полной славой без помех или препятствий.
Поэтому, говоря об этом времени, Даниил провозглашает: «И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде — как звёзды, вовеки, навсегда» (Дан. 12:3). И Сам Господь провозглашает: «Тогда праведные будут сиять как солнце в Царстве Отца их» (Мф. 13:43).
Кроме того, и Иоанн, и Павел говорит нам, что, когда мы окажемся в присутствии Господа Иисуса, мы будем как Он, и Он преобразит тело нашего уничижения по образу тела славы Его (1 Ин. 3:2; Флп. 3:21). Мы также не оставлены в неведении в отношении природы тела Его славы; ибо на горе преображения Он позволил троим избранным созерцать Сына Человеческого таким, как Он явится, когда придёт в Своём царстве. В тот момент Его Дух, ограниченный и скрытый во время Его земного странствия, был мгновенно высвобожден, и в одно мгновение вся Его личность воссияла с великолепием так, что Его лицо просияло, как солнце, а Его одежды сделались белыми, как свет (Мф. 17:2).
Мужчина и его жена испытали стыд, и этот факт был одним лучом надежды на их горизонте. Ибо, если бы они умерли для стыда из-за чувства вины, они бы ничем не отличались от злых духов; их спасение было бы невозможно. Но существование этого чувства показало, что осознание Бога в них, хотя и было задавлено, было уничтожено не полностью. Свет потускнел, но лён ещё курился, и его снова можно было раздуть в пламя Духом Божьим.
Будучи сбиты с толку своим изменившимся состоянием, они сразу же попытались искусственно найти потерянное покрытие, как и после них делали их потомки. Каждое живое существо на земле, воздухе или море, имеет своё надлежащее покрытие, которое не надевается извне, а развивается естественно изнутри; только человек лишён его и вынужден прибегать к искусственной помощи, потому что из-за греха он потерял свою природную силу источать самый славный свет. И поэтому мы видим, почему Господь предпочёл одежду скромной лилии всему величию Соломона (Мф. 6:29). Великолепное одеяние израильского царя было чужеродным и надевалось извне, а красота лилии развивалась изнутри и являлась простым результатом её естественного роста.

Не успела падшая пара сделать себе жалкую одежду, как они услышали голос Господа Бога, голос, который до этого был их величайшей радостью. Но каким другим он был теперь, хотя тон его ещё не изменился! В ужасе они убежали в гущу сада и попытались спрятаться. Напрасная попытка! Когда мы совершаем грех, мы способны, возможно, отогнать все мысли о Боге и убедить себя, что, поскольку мы забыли Его, Он, следовательно, не видит нас и не помнит о нас. Но когда Он приходит для суда, этот обман больше невозможен; убежать невозможно, даже отсрочки не будет; какими бы неготовыми мы ни были, мы должны встретиться с Ним лицом к лицу. По призыву Бога Адам вынужден покинуть своё укрытие. С трепетом он подходит в присутствие Творца и сначала признаёт, что убежал из-за стыда, а затем ― что стыд появился из-за того, что он преступил единственную наложенную на него заповедь. Но его исповедь не является искренней, и он находит жалкое оправдание своему падшему состоянию, потере всякой царственности своей изначальной природы и пытается свалить вину на свою жену, нет, на Самого Бога. «Женщина,― говорит он, ― которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел».
И когда Господь поворачивается к Еве, её ответ не более удовлетворителен, чем ответ её мужа. Она не признаёт себя виновной и не отдаёт себя на милость Бога; она возлагает всю вину на змея, как если бы она не несла никакой ответственности.
Господь слышит, что говорят оба преступника, и терпеливо даёт им одну возможность за другой защитить себя, но, когда Он поворачивается к змею, Его поведение меняется. Он не задаёт Искусителю никаких вопросов, не даёт ему никакого шанса на защиту, а, обращаясь к нему как к уже осуждённому, сразу же выносит приговор. Подобное изменение подхода скрывает глубокую мысль: этот мгновенный и безнадёжный суд подобно искрам во мраке раскрывает ужасный бунт в прошлом.
«За то, что ты сделал это». Ошибки нет, у этого проклятия есть причина, это не случайность, не просто случайная неудача, а глубоко выжженное клеймо, которое свидетельствует об отвращении Бога к тому, кто принёс грех в новый мир. Первая часть этого предложения напрямую и буквально указывает на змея, который взаимодействовал с Сатаной; но здесь мы видим чудесный прообраз деградации самого Сына Зари.
Слова «проклят ты перед всеми скотами», скорее всего, указывают на общее проклятие на животном царстве, о котором больше нигде не говорится. Возможно, оно пало на эту часть творения не из-за греха Адама, а из-за змея, главы и представителя полевых зверей, который предстал орудием зла. И распространение проклятия на всех животных ― это не более чудесный переход, чем передача греха через Адама всему человеческому роду. Причина этого факта по той или иной причине не раскрыта нам; эта тайна ― одна из глубин, которую сейчас мы не можем узнать, но сможем понять потом, когда тайна Бога будет завершена.
Однако существует странная связь, соединяющая воедино твари нашего мира, поэтому все они таинственным образом связаны и в определённой мере отвечают за поведение друг друга. Это похоже на великий закон творения, и, возможно, изначально он являлся, по крайней мере, в какой-то степени, средством сохранения единства. В любом случае Павел, применяя его к Церкви, выдвигает следующий довод: «Чтобы не было разделения в теле» (1 Кор. 12:25). И каким долгожданным будет его исполнение, когда, подобно тому как мы родились в грехе через преступление Адама, мы все будем сделаны праведностью Бога в Христе.
На основании первой фразы приговора над змеем становится ясно, что эта тварь изначально не ползала на чреве. Поэтому её структура, скорее всего, была полностью изменена, и тот, у кого нет никакой предвзятости доказать вдохновение Писания, отмечает:
«Все соглашаются, что организм змей находится в крайней деградации; их тела вытянуты лишь в качестве вегетативного повторения позвоночника; подобно червям, они движутся только благодаря кольцевидным сокращениям живота, не имея ни передних, ни задних конечностей; хотя они принадлежат к более поздним тварям животного царства, они представляют собой решительный регресс в линейке существ» (Kalisch’s Genesis, стр. 125).
Слова «будешь есть прах», скорее всего, не следует понимать, что единственной пищей змея будет прах; но, поскольку у него нет органов, при помощи которых он может захватывать добычу, он будет вынужден есть её с земли и вместе с ней глотать прах. «Вся его пища имеет вкус праха», ― так говорится в иудейском комментарии.

И поскольку, проходя через это видимое наказание, змей является прообразом Сатаны, с которым он непосредственно взаимодействовал, его состояние безнадёжно, и оно не улучшится, когда остальное творение будет избавлено от уз тления. И даже во время Тысячелетия прах по-прежнему будет пищей змея, и, возможно, его единственной пищей (Ис. 65:25). Вид его деградации и ещё более страшное зрелище трупов в долине Иосафата (Ис. 66:24) будет служить предостережением против греха во время века Тысячелетия.
До этого момента приговор говорит о Сатане не больше обычного. Но в следующих фразах змей начинает исчезать из вида; и на суд вытягивают великого Противника, скрывавшегося внутри него; и он слышит о разрушении своих надежд, о кратковременности своего триумфа и о своей ужасной и неизбежной судьбе. Скудные слова этого первого из пророчеств наделены замечательным смыслом, ибо в них содержится зародыш того, что было раскрыто с тех пор, и они являются замечательным доказательством постоянности Божьих замыслов, Его совершенного знания конца от самого начала.
Сатана обманом втянул Еву в союз с собой против Бога, но Бог разрушит это соглашение, завет со смертью будет отменён, соглашение с Адом не устоит. «Вражду положу между тобою и между женою», ― это слова Всемогущего сконфуженному и безмолвному змею. Сатане было нетрудно постичь значение этого разделения; его бросали в гибель, а Еву Господь обещал спасти.
Поэтому, лишённая своего прекрасного дома, выгнанная в проклятую и невозделанную землю и подверженная труду, боли и постепенному разложению, которое однажды закончится полным распадом, она должна была узнать, что её лжедруг послужил причиной её несчастья, и, следовательно, считать его своим злейшим врагом.
С другой стороны, уже тот факт, что женщина больше не хочет быть орудием его замыслов, был достаточен для того, чтобы спровоцировать гнев падшего ангела. Но Бог дал ему ещё больший стимул для ненависти, когда провозгласил, что семя обманутой женщины в конечном итоге поразит её обольстителя.
Вражда не должна была быть ограничена змеем и женщиной, она должна была распространиться и на их семя. Кто является семенем змея? Это те, кто проявляет дух независимой гордости, из-за которой пал их отец, дьявол; те, кто не признаёт своего безнадёжного состояния и не хочет быть спасённым заслугой Сына Божьего; это те, кто или сам делает, что нужно сделать, или гордо отрицает нужду в каких-либо делах, кто громко выступает против Бога, если они верят в Его существование, поскольку Он не сразу удовлетворяет все их желания без какого-либо указания на Его нарушенный закон. Поскольку они ослеплены своим самообманом и обезумели от него, они верят лжи змея, и, считая себя подобными Богу, они не чтят Его и не боятся отвергнуть Его волю, если их склонность побуждает их сделать это. Это семя змея; их отличает дух, действовавший в их отце и общем главе, и они обречены в итоге разделить с ним огненное озеро.
Прошло немного времени, и его семя проявилось в личности Каина, «который», как говорит апостол, «был от лукавого и убил брата своего» (1 Ин. 3:12). Большое значение имеет замечание, которое Иоанн добавляет к этому заявлению: «И почему убил его? потому что дела его были злы, а брата его — праведны». Другими словами, предсказанная вражда была единственной причиной убийства.
Когда наш Господь был на земле, он безошибочно узнавал семя змея в тех грешниках, с чьим противостоянием Он столкнулся. «Отродье змеиное (Мф. 12:34), — восклицает Он, используя ту же фразу, которая уже сошла с уст Его предшественника, ― как можете вы говорить доброе, будучи злы?» Этими словами Он ясно называет фарисеев выводком древнего змея, называемого дьяволом и Сатаной (Отк. 12:9). И снова Он восклицает: «Змеи, отродье змеиное! Как бежать вам от осуждения в геенну?» (Мф. 23:33). Поскольку они семя змея, они должны разделить участь змея.
Оба отрывка указывают на одно и то же, но если и остались какие-либо сомнения, они будут полностью рассеяны третьим отрывком, в котором, отбросив всякое иносказание, Господь ясно говорит: «Вы — от отца вашего, диавола, и хотите делать похоти отца вашего» (Ин. 8:44).
Пока трудностей не возникло, но значение выражения «семя жены» очевидно не сразу. Оно не указывает на весь человеческий род, как раскрывается в наших предыдущих словах. Всё человечество целиком нельзя называть семенем жены, оно семя мужа; а Бог здесь говорит исключительно о семени жены. Она согрешила первой и стала причиной греха для своего мужа и разрушения для мира. Поэтому она понесёт двойное наказание; но, поскольку вина может оказаться для неё слишком тяжёлой, чтобы её не захватила чрезмерная печаль, по милости Бога она была назначена единственным человеческим посредником, при помощи которого в мир придёт Избавитель.
Избавителя увидеть нетрудно, поскольку никого, кроме Христа, нельзя назвать семенем жены согласно буквальному смыслу. Здесь мы видим замечательный пример последовательности Писания, потому что в этом доисторическом пророчестве, произнесённом за четыре тысячи лет до его исполнения, мы видим заявление, что Господь Иисус родится от девы. Если бы наши переводчики поняли это, они бы избежали ошибки. В известном предсказании Исаии (Ис. 7:14), а также в цитате из него в первой главе Евангелия от Матфея (Мф. 1:23) они поставили перед словом «дева» неопределённый артикль [a], а в оригинале перед словом «дева» в обоих отрывках стоит определённый артикль [the]2. Они не поняли значения определённого артикля и поэтому разрубили узел трудности, пропустив его в своём переводе. Но Исайя явно указывает на приговор, вынесенный змею, и говорит о конкретной деве, которая будет выбрана как человеческое орудие для исполнения Божьего замысла.
Примечание 2:
[cр. Ис. 7:14 и Мф. 1:23]
Поэтому Христос ― это буквальное семя женщины. Но как те, кто добровольно подавляет истину неправдой, являются семенем змея, так и семя, которое служит Господу (Пс. 21:31), называется Его потомством и считается единым с Ним. Он и Его церковь едины, Он ― Глава, а они ― Тело; Он и они вместе составляют таинственного Христа.
Поэтому мы видим вражду, о которой Бог говорил, предвидя препятствия и суровое сражение между Церковью и миром. С одной стороны, мы видим чередование жестокого гонения и вероломной лести, с другой ― смиренное терпение и благословение в ответ на проклятие. Но участь Церкви не только в том, чтобы лишь страдать, она также постоянно нападает. Дети света сначала блуждают среди тех, кто обитает во тьме; заблудшие овцы постоянно оказываются среди волков, и их должны смело искать и выводить из опасности те, кто сам был спасён от подобной опасности.
Но разве не было надежды; неужели болезненная и разнообразная борьба должна продолжаться вечно? Нет, она, наконец, подойдёт к концу; её участь будет решена после многолетнего смертельного сражения между семенем женщины и самим древним змеем. Христос должен поразить змея в голову, должен нанести смертельный удар; однако сначала змей должен ужалить Его в пяту, серьёзно ранить Его, но не смертельно, не в жизненно важную часть.
Итак, здесь мы видим семя всех пророчеств о двух пришествиях Христа. В словах о том, что змей ужалит Его в пяту, мы видим указание на Его первое пришествие для страдания, которое может показаться полным поражением: Свои не приняли Его; Он вынес отвержение и нападки семени змея; Его отвергло Его поколение; и, наконец, Он положил Свою жизнь и провёл немного времени под владычеством того, кто имеет державу смерти. А то, что Он поразит змея в голову, в последующих пророчествах развилось во второе пришествие Христа с силой и великой славой, чтобы изгнать лжецаря из воздуха и земли и сбросить его в бездну. Более того, эти слова идут ещё дальше: в них виден бунт после Тысячелетия и окончательное сокрушение Сатаны и его низвержение в озеро, горящее огнём и серой, навеки.
В этот момент слова Бога змею повествуют об этих двух великих событиях, которые они предызображают, так, как если бы они произошли одновременно. И действительно, на протяжении Ветхого Завета эти события часто рассматриваются так, как если бы между ними не было никакого интервала. Израильские пророки видели их в далёком будущем так же, как мы можем посмотреть на некие далёкие горные вершины, каждая из которых далека друг от друга и которые, с нашей точки зрения, кажутся находящимися близко друг к другу, но по мере приближения к ним мы видим, что долина между ними постоянно увеличивается.
Таким было проклятие, произнесённое в адрес змея. И здесь мы не можем не остановиться в удивлении и не возблагодарить за великую милость, выпавшую падшим родителям нашего рода. Разумеется, Бог не мог дать Адаму непосредственного обещания, когда человек, подобно осуждённому преступнику, ждал приговора. Поэтому в Своей любящей заботе Он придумал план сначала произвести суд на змеем и тем самым показать, что падшие не попадут в безнадёжное состояние их обманщика, а будут прямо противопоставлены ему, пока после болезненного сражения побеждающее семя жены не поразит его под своими ногами и не заставит смерть, которой они боялись и которую теперь они должны были пройти, и ад, ужасное место бестелесных духов, уйти навеки (Отк. 20:14). В своём отчаянии они увидели яркий луч надежды, и так они были укреплены, чтобы услышать свою собственную горестную судьбу.
После того как Господь изрёк приговор Искусителю, Он повернулся к женщине, которая первой поддалась искушению. За общий грех она получила суд в своём муже, потому что она была едина с ним; но, поскольку она обольстила его, чтобы он согрешил, она должна была понести особое проклятие как дополнение к тому, что повлияло на весь человеческий род. Это подразумевается в словах: «Умножая, умножу скорбь твою»; силу этих слов мы увидим, если заметим, что и Адам впоследствии был также обречён на скорбь; в обоих случаях используется то же самое еврейское слово.
И наконец, Господь изрекает наказание мужу. Адам оправдывался тем, что Ева была его искусителем; а слова Бога показывают, что его вина увеличилась именно на основании того же факта. Если бы Ева согрешила под влиянием своего мужа, ей можно было бы найти оправдание, поскольку Бог подчинил её ему. Но то, что Адам, чья обязанность как назначенного главы состояла в том, чтобы наблюдать за своей женой, ограничивать, направлять её и руководить ей, настолько забыл о своих обязанностях и последовал за её греховным предложением послушаться её голоса вместо Божьего, ― послужило суровым отягчающим обстоятельством. Отсюда причина проклятия: «За то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него».
Этот приговор сам по себе не был непосредственным, как в случае со змеем, но коснулся Адама через обстановку вокруг него. Земля, его владычество, оказалась под проклятием, и в этом факте мы видим опровержение всех теорий, в которых говорится о врождённом зле материи, которыми изобиловала ранняя история номинальной церкви и которые снова появились благодаря сектам так называемых спиритистов. Зло перешло не от материи к духу, а от духа к материи. Не Адам был проклят из-за земли, которую Бог объявил очень хорошей, а земля была проклята из-за греха Адама, появившегося в духе Лукавого. В качестве наказания за преступление человека почва отныне должна была стать относительно бесплодной. Она уже не будет непроизвольно приносить изобильный плод, человек будет вынужден в труде и поте своего лица добывать даже необходимое пропитание.
Но это ещё не конец неприятностей. Земля теперь будет источником как добра, так и зла, и, изобилуя терниями и волчцами, будет мешать и препятствовать труду земледельцев.
Эти вредные растения, наверное, существовали совершенно в другом состоянии до того, как было изречено проклятие, а теперь из-за бесплодия испорченной земли они уже не могли достичь своего надлежащего роста и изобилия и потому стали тем, чем являются сейчас, ― уродами. Следующие заметки профессора Балфура иллюстрируют это:
«Глядя на растительный мир с научной точки зрения, мы видим много доказательств великого плана, согласно которому всемудрый Творец образовал эту часть Своей работы. В то же самое время существует много признаков того, что мы почтительно можем назвать незавершённостью. Таким образом, мы видим, что во всех растениях существует тенденция организовывать листья, ветки и т.д. в виде спирали, но мы редко видим полное осуществление этого по причине всевозможных нарушений роста и ненормальности развития. Когда ветки прекращают рост, они часто принимают форму колючек или шипов, поэтому тернии можно считать указанием на несовершенство в ветвях. Таким образом, проклятие, которое было вынесено сотворённым растениям, видно в произведении шипов вместо ветвей, шипов, которые, не имея листвы, в то же самое время способны поранить человека. То, что шипы являются уродливыми ветвями, видно благодаря тому, что в результате культивирования они исчезают. В этом случае они преобразовываются в ветви. Дикая яблоня ― растение, полное шипов, а благородная яблоня нет. Эти изменения являются результатом постоянного высокого уровня культивирования и показывают нам, что может произойти, если убрать проклятие.

Волчцы (т.е. чертополох ― прим. пер.) доставляют беспокойство и причиняют раны своими хохолками и волосиками, присоединёнными к плоду, которые разносятся во всех направлениях и мешают работе человека в сельском хозяйстве. Интересен тот факт, что этот хохолок является уродливой формой чашечки цветка, которая, не развившись при обычных обстоятельствах, становится волосками. Следовательно, здесь

мы видим превращение чашечки цветка в волчцы как источник труда и неприятностей для человека. Если бы чашечка развилась, это бы предотвратило разрушительные последствия присутствия волчцов на поле.
Я кратко обрисовал вам то, что, на мой взгляд, произошло с терниями и волчцами, и я даже постарался показать, что шипы и волоски ― это уродливые формы и, можно сказать, несовершенные части растений. Эти части не развиваются до полного совершенства, как было в Едеме и как будет, когда проклятие будет удалено».
Следовательно, тернии и волчцы остаются, чтобы напоминать человеку о проклятии. Помня об их происхождении, мы можем увидеть глубокий смысл в той ужасной сцене, когда Сам наш Господь страдал, будучи увенчан терниями, так, что даже Его враги выставили Его как того, кто понёс проклятие; на своём кровоточащем челе Он нёс то, что появилось в результате греха и было знамением греха, который Он пришёл искупить.
И наконец, человек больше не должен был есть плоды Рая, а должен был сам находить себе пропитание из полевой травы, приносящей хлеб, пока сам он не вернётся в прах, из которого он получает свою пищу; ибо он прах и в прах возвратится.
Нечестивое видение, данное Сатаной, превратилось во тьму при последних ужасных словах ― словах, которые проникли глубоко в сердце человека и которые поднимаются на поверхность, когда он оказывается в присутствии своего Бога или когда он падает и его надежда исчезает. «Вот», ― говорит Авраам, ― «я решился говорить Владыке, я, прах и пепел» (Быт. 18:27).
Поэтому привычка кланяться до земли и желание посыпать голову прахом во время ужасной скорби ― это знак сломленной гордости и скромного признания истины слов Творца. Поэтому Иеремия говорит о человеке, который несёт ярмо в своей молодости, что он «полагает уста свои в прах, помышляя: “может быть, ещё есть надежда”» (Плач. 3:29). А что касается фактического возвращения в прах, Иов с плачем возвещает о своей надежде: «В преисподнюю сойдет она и будет покоиться со мною в прахе» (Иов. 17:16). И снова он говорит о преуспевающих и несчастных: «Они вместе будут лежать во прахе, и червь покроет их» (Иов. 21:26).
Но как мы при смерти сойдём в прах, так из праха мы и восстанем при воскресении. «Оживут мертвецы Твои», ― говорит Исайя замечательные слова, ― «восстанут мёртвые тела! Воспряните и торжествуйте, поверженные в прахе: ибо роса Твоя — роса растений, и земля извергнет мертвецов» (Ис. 26:19). И Даниил также говорит нам, что при первом воскресении «многие из спящих в прахе земли пробудятся» (Дан. 12:2). Поэтому даже прах является местом надежды для народа Божьего.
Так был произнесён приговор. Суд над змеем был вечным, а человек и его жена были обречены на деградацию и муки, но не навечно. Скорее всего, Бог отошёл от них, змей, наверное, ускользнул, и Адам и Ева остались одни; они были подобны тем, кто только что очнулся ото сна и оказался под гнётом и давлением несчастья и страха.
Всё вокруг них, по крайней мере, то, что находилось за пределами сада, начало меняться. Земля содрогнулась под первым ударом проклятия; цветы на ней увядали, её плоды были повреждены; прежнее изобилие растений не могло поддерживаться бесплодной почвой и испорченной атмосферой; ходящие рядом живые существа уже не благоговели перед своим назначенным господином, теперь в их глазах был необузданный взгляд зарождавшейся дикости. И само солнце, как мы можем увидеть из уже приведённого отрывка из Книги пророка Исаии (Ис. 30:26), утратило шесть седьмых своей силы, и, возможно, его лучи были такими же яркими, как для нас, но отчаявшаяся пара почувствовала, что на их больной мир опустилась тень смерти.
На землю опустилась тьма, буквальная и духовная, о которой часто говорит Писание, ужасный час, во время которого миром правят начальства и власти тьмы, отвратительная тьма, которая озаряется лишь немногими светилами, поставленными во мраке, чей дух зажигается Святым Духом, чтобы стать светильниками Господними; чёрная ужасная ночь, во время которой будет продолжаться плач, пока утром не вернётся радость; ночь, о которой Павел с воодушевлением говорил, что она уже проходит, ― прошло уже четыре тысячи лет, большая её часть; ночь, после которой на рассвете, мудрые и верные рабы сейчас с нетерпением ждут появления своего Господа как яркой и утренней звезды, перед тем как Он появится в славе как Солнце праведности и восстановит свет и жизнь на земле, окутанной смертью.
Скорее всего, сбитая с толку новыми ощущениями, падшая пара какое-то время стояла молча в оцепенении от глубокого и подавляющего горя. Но вот свет веры начал озарять просветлевшее лицо Адама; он ухватился за сказанное обещание; он понял, что Божий суд был смешан с Божьей милостью, увидел луч света, сияющий во тьме, и счёл, что ещё есть надежда.
И поэтому, снова взяв на себя функцию давать имя тому, что Бог даровал ему, он назвал свою жену «Ева», то есть «Жизнь»; без всякого вопроса или сомнения он искренне принял слово Бога о том, что благодаря обещанному семени женщины он и его потомство будут избавлены от смерти, которой они теперь были подвержены, и будут жить вовеки. Поэтому, если между ним и его женой и возникло какое-то отчуждение, оно было удалено; и поскольку они прошли замечательным путём великого Миротворца, они снова соединились в сердце, и теперь они были лучше подготовлены для трудностей, лежащих перед ними.

Адам исповедал простую веру в Божье обещание, хотя у него было туманное понимание его значения, и сразу же мы видим, что Господь возвращается к скорбящим и вознаграждает их веру дальнейшей милостью и большим знанием. Он забрал их покрывала из смоковных листьев и одел их в кожаные одежды. Большое значение имеет самое действие, ибо им Он свидетельствовал, что их стыд не был беспочвенным, им действительно было необходимо покрытие, но самое лучшее из того, что могли сделать грешники, не имело никакой ценности. Они ещё не столкнулись с растлением и распадом, они не знали, что смоковные листья скоро завянут и опадут, ― подходящий пример каждого изобретения человека, которым он прикрывает свой стыд и пытается подготовить себя для нахождения в присутствии своего Творца. И кроме того, они должны усвоить, что жизнь можно искупить только жизнью; что, если грешник не умирает, должна быть замена; что Всевышний является святостью и справедливостью, а также любовью, и что Он не может просто так простить виновного.
Искупительная жертва была заповедана Самим Богом. Человек никогда бы до такого не додумался и никогда не осмелился бы в своём поклонении забрать жизнь одной из Божьих тварей, если бы ему не заповедали этого. Возможно, именно в это самое время Господь установил этот обряд как прообраз того, что придёт великая жертва. Он убил жертвы, и когда Он проливал их кровь, Адам и Ева впервые смотрели на смерть расширенными от страха глазами. Затем Он показал им, как положить их трупы на жертвенник, чтобы те при помощи огня стали жертвой для Господа. И наконец, Он взял кожи убитых животных и сделал из них одежды, которыми Он одел трепещущую пару.
Итак, благовестие было проповедано с самого начала; Агнец Божий, закланный от основания мира, был раскрыт, как только грех сделал Его смерть необходимой; одежда Его праведности, в которую может быть одет любой грешник, за которого Он умер, как оказалось, является единственной одеждой, которая может эффективно покрыть стыд падшего человека. И, сравнивая обещание о семени жены и жале в Его пяту с закланной жертвой и одеждами, сделанными из кожи жертв, Адам мог постичь черты великого плана спасения.
Но здесь потребовалось предостережение. Человек получил знание добра и зла, не имея сил противиться злу. Поэтому он больше не мог оставаться в прекрасном саду, чтобы он не протянул руку, не взял плод дерева жизни и тем самым не превратил своё состояние греха в вечное. Если бы он стал бессмертным в своём падшем состоянии, это было бы величайшей катастрофой; оставаться в грехе навеки означало бы не что иное, как пережить вторую смерть. И только после того как человек пройдёт через первую смерть, он может снова быть восстановлен до состояния, в котором у него нет ни одного пятна.
Поэтому после серьёзного совета Блаженной Троицы печальная, но уже не безнадёжная, пара была изгнана из красивого сада и выгнана в холодный мир, чтобы искать себе новый дом. С тяжёлым сердцем они шли посреди возвышающихся пирамид зелёных, сверкающих румянцем плодов и покрытых толстым слоем цветов, они проходили по яркому лабиринту из цветов и зелени, пока не подошли к большим воротам, которые тут же закрылись за ними.
Они стояли снаружи, изгнанные из своего дома, находясь под сравнительно холодным климатом, глядя на растения, которые им казались чахлыми и уродливыми, больше не ожидая, что пища придёт к ним из щедрой руки Бога, а обречённые добывать её утомительными усилиями и трудом. Надежда на избавление существовала, только если они возвращались в прах, из которого они вышли, если они отдавали свой дух Тому, кто дал его им, и оставляли свои смертные оболочки бездвижными и безжизненными подобно закланным жертвам, на чьи трупы они недавно смотрели с ужасом и содроганием.
Теперь Едемский сад исчез из вида, о нём практически ничего не говорится, пока мы не подойдём к последней книге ― Откровению. Но в Откровении он снова предстаёт перед нами в своей первоначальной красе, и мы видим, что сыновья Адама ходят по берегам кристального потока и их больше не отлучают от дерева жизни.
Именно это счастливое восстановление является темой всей Библии, которая повествует (на что указывает этот важный факт) о работе, посредством которой Бог проводит человека через болезненный круг от потерянного рая ко вновь обретённому раю.