Logo
Ранние века земли

Джордж Пембер

Ранние века земли

Творение

Глава 1


В начале нашего изучения мы хотели бы противостать глубоко укоренившемуся заблуждению о творении человека, заблуждению, которое уходит корнями в далёкое прошлое и которое появилось в результате компромисса между откровением и легендами языческой космогонии.
Древний поэт Гесиод [возможно, около 900 г. до Р.Х.] говорит, что первым появился Хаос, то есть, согласно этимологии, «зияющий и пустой приёмник для сотворённой материи». Но это слово быстро утратило своё первоначальное значение и стало использоваться для обозначения необработанной и бесформенной массы-материи, из которой должны были образоваться небеса и земля. Овидий описывает его следующим образом: «Лик был природы един на всей широте мирозданья, — Хаосом звали его. Нечленённой и грубой громадой, бременем косным он был»1 («Метаморфозы», 1:6, 7). А в его произведении «Фасты» Янус, которого он отождествляет с Хаосом, говорит следующее:
Примечание 1: Перевод с латинского на русский язык С.В. Шервинского. — Прим. пер.
«Хаосом звали меня в старину (я древнего рода),
Слушай, какие дела прошлых веков я спою.
Светлый сей воздух кругом и все вещества остальные —
Пламя, вода и земля были одним веществом.
Но разлучил их раздор, и они разделили владенья,
А разделивши, ушли каждое в область свою.
Пламя взлетело наверх, растекся поблизости воздух,
А посредине нашли место земля и вода.
Я же, сгустившийся в шар и безликою бывший громадой,
Всем своим существом богу подобен я стал». («Фасты», 1:103-112).
Таким образом, согласно космогонии Греции и Рима, вселенная появилась из Хаоса. Первым верховным богом, как считается, был Уран, бог неба. Но он был лишён власти своим сыном Кроносом, или Сатурном, который в свою очередь пострадал таким же образом от рук своего сына Зевса, или Юпитера. Самым первым появился Хаос, а затем последовала целая цепочка богов.
Эта доктрина, древняя и широко распространённая во время нашего Господа, не могла не влиять на настоящих и ложных христиан. Среди последних были важные секты гностиков, которые верили в вечное и глубинное зло материи; но в отличие от язычников они учили тому, что Высшее Существо также существует от вечности. Ортодоксальные христиане избежали большой ошибки, но тем не менее привели ясное свидетельство влияния популярных убеждений на их толкование начальных глав Бытия. Они сочли, что первый стих указывает на сотворение неоформленной массы элементов, из которых в течение шести дней были образованы небеса и земля; они считали, что следующее предложение является описанием этой неоформленной материи, прежде чем Бог придал ей форму. И их мнение дошло до наших дней. Но, как мы сейчас увидим, оно не подкрепляется Писанием, и в этом можно увидеть работу змея. Ибо какое великое противостояние появилось в результате между Церковью и Миром! Ибо какую помощь оказывают геологические трудности для тех, кто нападает на Писание! Как сложно нам понять картину мрачной земли с тенью боли и смерти за многие века до греха Адама! Как много молодых умов было уведено в сторону только из-за того, что они не могли защитить то, что считали библейскими утверждениями! И наконец, сколько драгоценного времени было потрачено в спорах способными Божьими служителями, которых можно было использовать с большей пользой!
А теперь давайте обратимся к повествованию Моисея и постараемся извлечь из него ясный и очевидный смысл. «В начале, — мы читаем, — сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1:1). Под началом, разумеется, понимается первое появление того, о чём говорится в истории, неба и земли. Поэтому данное выражение в этом случае сильно отличается от такого же в первом стихе Евангелия от Иоанна. Здесь оно используется в значении начала времени, но наступлению времени предшествовало бесчисленное множество веков вечности. Стих 3 Евангелия от Иоанна: «Всё через Него возникло» — переносит нас в начало Бытия. Этим можно сразу положить конец спекуляциям в отношении вечности материи: ибо Бог был до появления всего видимого, и Своей высшей волей Он назвал его существующим. И снова, это короткое предложение наносит смертельный удар всем пантеистичным теориям о Боге и природе. Природа — это одно из Его многих творений, одно из дел Его рук: её годы сочтены, известен день её рождения; но от вечности до вечности Он – Бог.
В богодухновенном описании произошедшего в начале не говорится о том, что небо и земля были образованы, сформированы или сделаны из какого-то материала, там сказано, что они были сотворены. Ибо, каким бы ни было первоначальное значение слова «бара», совершенно очевидно, что в этом и подобных отрывках оно используется для описания произведения чего-то без помощи существующих материалов. Это значение придают ему еврейские писатели, а раввин Нахман заявляет, что для описания произведения чего-то из ничего не существует другого слова. Но разумеется, легко понять, что изначально в языке могло не существовать глагола, который имел бы такое значение: вряд ли такая идея появилась бы у людей без помощи откровения. Развитие популярных в наши дни теорий, которые неизбежно в большей или меньшей мере подкрепляются скептицизмом, указывает на мысль человека по этому поводу; и поэт-философ Лукреций ясно выражает её, провозглашая первый принцип природы: «Ничто никогда не возникло из ничего посредством божественной силы» («О природе», 1:150).
Итак, мы можем допустить, что слово, избранное Святым Духом для описания творения, могло до этого означать «образование из материала». Но его значение становится совершенно ясным в этом и других подобных отрывках. Ибо мы видим, что в начале Бог сотворил небо и землю, но Писание никогда не утверждало, что Он сделал это за шесть дней. Как мы сейчас увидим, работа этих дней сильно отличалась от изначального творения: это было время восстановления, и при их описании обычно используется слово «асах».
А «асах» означает «делать, формировать или готовить из существующих материалов», например, строить корабль, воздвигать дом или готовить пищу.
Однако в истории шести дней есть два акта творения. Во-первых, там говорится, что Бог сотворил обитателей вод и птиц небесных, поскольку они состоят не только из материала, который образует их тела, но у них есть принцип жизни внутри, который можно передать только посредством акта творения (Быт. 1:21). Поэтому перемена слова в этом месте довольно разумна. Точно так же о человеке говорится, что он сотворён, хотя во второй главе ясно говорится, что его тело было образовано из праха (Быт. 1:27; 2:7). Ибо настоящий человек — это душа и дух; тело, которое меняется естественным образом каждые семь лет и которое должно разложиться в могиле, считается лишь внешним каркасом, дающим ему силу обходиться с его нынешними обстоятельствами, и материалы которого были взяты из земли, в соприкосновении с которой он должен жить.
В более подробном описании происхождения человека используется третье слово, которое указывает на образование его тела. Это слово «ятцар», которое означает «придавать форму, лепить» подобно тому, как горшечник обращается с глиной (Быт. 2:7). Отрывок в Книге пророка Исаии хорошо иллюстрирует значение этих трёх глаголов и связь между ними: «Кого Я сотворил для славы Моей, образовал и устроил» (Ис. 43:7). По поводу этого стиха Кимчи отмечает: «Кого Я сотворил, то есть произвёл его из ничего, образовал, то есть придал ему для существования необходимую форму или очертания, устроил, то есть наделил его окончательным характером и предпринял в отношении его окончательные решения».
Таким образом, в начале Бог сотворил небо и землю, а не просто материалы, из которых они впоследствии были образованы. Там не говорится, как была осуществлена эта замечательная работа; но, возможно, у существ, сотворённых по образу Бога, есть слабое подобие Его силы творения, подобие, которое хорошо иллюстрирует расстояние между творением и Творцом. Мы знаем, что благодаря силе воображения мы можем не только представить перед глазами сцену, которая нас давно интересовала, не только увидеть места, куда мы хотели бы вернуться телесно, и очертания, дорогие для нас, но мы можем даже нарисовать себе в фантазии будущие события именно так, как мы хотели бы их увидеть. Однако эти видения являются туманными, мимолётными и, увы, очень часто неосвящёнными. Возможно, что именно так же, как мы производим эти туманные и быстроисчезающие картины, мысли Бога, исходящие из глубин Его святости и любви, принимают мгновенные очертания и становятся не бесплотной и эфемерной мечтой, а прекрасной реальностью, утверждённой вовеки, если только Он не решит изменить или убрать её. Поэтому, возможно, большая часть или даже все бесчисленные солнца и планеты, составляющие вселенную, появились одновременно по Его воле и в одно мгновение озарили чёрную пустоту космоса своей разноцветной славой.
Примечание 2: См. примечания к четвёртому дню в главе 3, а также толкование Быт. 2:4 во второй половине той же самой главы.
Небо, о котором говорится в первом стихе Бытия, — это звёздное небо, а не твердь, непосредственно окружающая нашу землю2, и поскольку о его истории больше ничего не говорится, вероятнее всего, оно осталось и продолжало развиваться без всяких вмешательств со времени творения доныне. Однако этого нельзя сказать о земле, так как в следующем стихе говорится: «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною».
Слово, переведённое как «же» (или «но» — Прим. пер.), согласно употреблению в еврейском языке, равно как и в большинстве других языков, доказывает, что первый стих — это не конспект последующих событий, а описание первого события в цепочке повествования. Ибо, если бы это было кратким изложением всего, второй стих был бы фактическим началом истории и он не стал бы начинаться с союза. Хорошей иллюстрацией этого может послужить пятая глава Бытия (Быт. 5:1). В ней слова в начале главы: «Вот родословие Адама» — представляют собой конспект этой главы, и поэтому в начале следующего предложения нет союза. Следовательно, во втором стихе Бытия показана не первая деталь общего описания из предыдущего предложения, а повествование о совершенно другом и последующем событии, которое не повлияло на звёздное небо, а повлияло лишь на землю и её близлежащее окружение. Мы должны постараться понять, что это было за событие.
В нашем переводе говорится: «Земля же была безвидна и пуста». Однако эти слова отражают не смысл еврейского текста, а являются яркой иллюстрацией влияния легенды о хаосе. Фуерст считает, что слово «безвидна» лучше перевести как «разрушена» или «опустошена». Второе слово означает «пустоту», следовательно «нечто пустое», поэтому в этом случае данный перевод допустим. Эти же два слова встречаются вместе только в двух других отрывках, оба из которых совершенно ясно указывают на разрушение, вызванное излиянием Божьего гнева.
В пророчестве Исаии после ужасного описания падения Идумеи в день ярости мы находим выражение: «И протянут по ней вервь разорения и отвес уничтожения» (Ис. 34:11). Слова «разорение» и «уничтожение» на еврейском языке — это те же самые слова, которые переведены как «безвидна и пуста». Смысл их таков, что как архитектор тщательно протягивает верёвку и вешает отвес, чтобы достичь совершенства при строительстве здания, так и Господь сделает разрушение полным.
Таким образом, слова в данном отрывке невозможно истолковать неправильно, а второй отрывок ещё более убедителен. Ибо при описании опустошения Иудеи и Иерусалима Иеремия сравнивает его с разрушением до появления Адама и восклицает: «Смотрю на землю, и вот, она разорена и пуста, — на небеса, и нет на них света. Смотрю на горы, и вот, они дрожат, и все холмы колеблются. Смотрю, и вот, нет человека, и все птицы небесные разлетелись. Смотрю, и вот, Кармил — пустыня, и все города его разрушены от лица Господа, от ярости гнева Его. Ибо так сказал Господь: вся земля будет опустошена, но совершенного истребления не сделаю» (Иер. 4:23-27).
Мы видим, что еврейское слово «тоху» означает «запустение» или «то, что находится в запустении»; а «боху» ― «пустоту» или «то, что является пустым», наверное, с учётом отсутствия всякой жизни («я увидел, и вот, не было никакого человека», и т.д.).
И снова, глагол, переведённый как «была», иногда используется с простым винительным падежом в значении «быть сделанным» или «стать». Пример этого можно увидеть в истории жены Лота, о которой мы читаем, что «она стала соляным столпом» (Быт. 19:26). Подобное значение намного лучше для нашего контекста; поэтому мы можем принять его и перевести эту фразу следующим образом: «И земля стала безвидной и пустой; и тьма над бездной».
Но если нам необходимо дальнейшее доказательство того, что наш стих описывает не хаотичную массу, которую Бог сперва сотворил и которой он позднее придал форму, у нас есть прямое и положительное подтверждение этого в сорок пятой главе Книги пророка Исаии, поскольку там говорится, что Бог не сотворил землю «тоху» (Ис. 45:18). Таким образом, это слово, какое бы значение мы ни придавали ему, не может описывать раннее состояние земли. Но наши переводчики запутали этот факт, переведя слово «тоху» как «напрасно»: они вряд ли смогли бы сравнить отрывки, где оно встречается; в противном случае они увидели бы, что правильность перевода этого слова в Книге пророка Исаии указывает на творение, как и то же самое слово в Бытии.
Таким образом, нам ясно, что второй стих Бытия описывает землю в виде разрушения; но нет ни намёка на то, сколько времени прошло между сотворением и этим разрушением. Возможно, проходил век за веком, и, наверное, в это время постепенно развивалась страта земной коры. Итак, мы видим, что геологические нападки на Писания не достигают цели, это лишь битьё по воздуху. Между первым и вторым стихами Библии могло пройти сколько угодно времени. И снова, поскольку у нас нет вдохновлённого [Богом ― прим. пер.] описания о геологических формациях, у нас есть право верить, что они развились только для того, чтобы мы нашли их. Весь процесс происходил в доадамово время и был связан, возможно, с другой расой существ, и, следовательно, в нынешнее время не относится к нам.
И следует отметить, что Бог никогда, со времени падения человека, не раскрывал ничего лишь ради жажды знаний; Он раскрывал лишь то, что в достаточной мере иллюстрирует Его вечную силу и Божество, наше падшее состояние и нашу потребность в немыслимой любви и обещание быстрого избавления от греха, полное восстановление Его милости и бесконечную жизнь и послушание и совершенную радость.
Знание в этом веке ― это дар, полный опасностей, поскольку наша главная задача состоит в том, чтобы усвоить урок полной зависимости от Бога и полного подчинения Его воле. Его работа над нами сейчас состоит в том, чтобы Он заменил нашу цель и скрыл от нас гордость (Иов. 33:17). Но знание, если оно не сопровождается сильным излиянием благодати, приводит к чрезмерному восторгу. Именно видение знания наполнило грудь нашей прародительницы нечестивыми стремлениями и заставило её послушать Искусителя, когда он дал ей надежду стать такой же, как Бог. И зловещий факт состоит в том, что после грехопадения первыми изобретателями искусства и науки были последователи не верующего Сифа, а безбожника и убийцы Каина.
Поэтому в наши дни руководители науки часто являются руководителями неверия, людьми, презирающими Бога и молитву. Без особой благодати человек не может вынести ни малейшего веса власти на плечах; он сразу же теряет равновесие.
И поэтому Писания занимают позицию, которую нам и следует ожидать. Они полностью, как в стихах, которые перед нами, избегают контакта с человеческой наукой. Бог не запрещает нам исследовать как можно глубже законы Его вселенной; но Он полностью отказывается помогать нашему изучению посредством откровения или продвигать наше изучение. В нынешнее время Он больше хотел бы, чтобы мы уделяли внимание нравственному обновлению себя и других людей; но вскоре Он откроет обширные кладовые Его мудрости для тех, кто любит Его и доверяет Ему, и обрадует их души тайнами Своей силы творения.
[Для подтверждения этого взгляда см. книгу Пуси «Пророк Даниил», издание 3, предисл., стр. 18-21 и примечания. Также книгу Лиддона «Послание к римлянам», стр. 103. 3 (I): «Останки «доадамовых» людей неизвестного возраста в страте могут указывать на те века, когда земной шар был сценой пробы ранних родов «людей» ― пробы, которая завершилась из-за некой геологической «катастрофы» до воссоздания, описанного в Бытии, которое подготовило путь для нашего рода».]