Logo
Пребывание во Христе

Эндрю Мюррей

Пребывание во Христе

Источник силы в молитве

Глава 12


«Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испыту­ющий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божьей» (Рим. 8:26-27)

Здесь перед нами Божье наставление о той помощи, кото­рую Святой Дух даст нам в молитве. Первая половина этой главы очень важна в связи с научением Слова Божьего о Духе. В 6-й главе Послания к римлянам мы читаем о мертвости для греха и жизни для Бога; в 7-й главе - о мертвости для закона и принадлежности Христу, а также о неспособности невозрожденного человека исполнять Божью волю. Но это только подготов­ка к тому, чтобы показать, насколько мы бессильны. За­тем в 8-й главе говорится о благословенной работе Духа, выраженной, главным образом, в следующих словах: «Дух освободил нас от закона греха и смерти». Дух освобожда­ет нас от власти греха, учит и ведет так, чтобы мы ходи­ли по духу. По внутреннему расположению мы можем стать духовно направленными людьми, способными умер­щвлять дела плоти. Святой Дух подкрепляет нас в наших немощах. Молитва - самая необходимая вещь в духовной жизни. Однако мы не знаем ни как молиться, ни о чем нам молиться, как должно. Но Дух, - говорит Павел, - молит­ся в нас воздыханиями неизреченными. И затем он повто­ряет, что часто мы сами не знаем, что Дух совершает в нас, это знает лишь Бог, испытующий сердца.

Слова подчас открывают мои мысли и желания, но не то, что в глубине моего сердца. Бог же проникает и исследует сер­дце и обнаруживает скрытое глубоко внутри, чего я не могу понимать, но что составляет мое невыразимое томление.

Сильна молитва! Исповедание неведомого! О, друзья, ча­сто мне страшно за себя, как служителя, что мне слишком лег­ко молиться. Я молюсь вот уже сорок или пятьдесят лет, и для меня, как человека, помолиться стало простым делом. Мы все научены молиться, и, когда нас призывают, мы можем помолиться, но это делается слишком легко, и, я боюсь, что часто, когда мы думаем, что молимся, там, на самом деле, очень мало от настоящей молитвы.

Для того, чтобы в нас молился Святой Дух, необхо­дима одна вещь. В нас должно появиться ощущение: «Я не могу молиться». Когда человек сокрушается, и не может молиться, и в его сердце горит огонь, и на нем лежит бре­мя, то что-то влечет его к Богу. «Я не знаю, о чем молить­ся», - о, благословенное неведение! Нам не достает тако­го неведения. Авраам пошел, не зная, куда идет. И в этом был элемент неведения и элемент веры. Иисус сказал Сво­им ученикам, когда они пришли к Нему с просьбой, чтобы им сесть рядом с Ним на престоле: «Не знаете, о чем про­сите». Павел говорит: «Божьего никто не знает, кроме Духа Божия». Вы скажете: «Если я не должен молиться так, как я научился у матери, у профессора в колледже или сам вчера вечером или два дня назад, о чем же мне молиться?» Я отвечу: «Молитесь новыми молитвами, поднимайтесь выше, к богатствам Божьим. Вы должны начать ощущать свое неведение». Вы знаете, что мы думаем о студенте, который поступает в колледж, воображая, что он все зна­ет. Он не многому научится. Сэр Исаак Ньютон сказал: «Не знаю, чем я могу казаться миру, но себе я кажусь лишь мальчиком, играющим на берегу моря, который ныряет и иногда находит на редкость гладкий камешек или необы­чайно красивую раковину, в то время как перед ним ле­жит великий океан совершенно нераскрытой истины».

Когда я встречаю человека, который не может молиться бегло и гладко или с готовностью, я говорю, что это признак Святого Духа. И когда он начинает в своей молитве взывать: «О, Боже, я хочу большего. Я хочу, чтобы Ты повел меня на глубину. Я молился о язычниках, но хочу по-новому ощутить это бремя», - это указание на присутствие Свя­того Духа. Говорю тебе, возлюбленный, если ты посвя­тишь время и позволишь Богу положить на тебя более тя­желое бремя за язычников, пока ты не начнешь ощущать: «Я никогда по-настоящему не молился», то это будет бла­гословеннейшим переживанием в твоей жизни.

И то же в отношении Церкви. Живя в этой стране, мы хотим занять свое место как члены Христовой Церкви и как принадлежащие этому великому Телу сказать: «Гос­поди Боже, разве ничего нельзя сделать, чтобы благосло­вить Церковь в этой стране, пробудить ее и вывести из обмирщенности и немощи?» Мы можем собраться вместе и в неверии заключить: «Нет, мы не знаем, что надо де­лать. У нас нет ни влияния, ни силы, чтобы воздейство­вать на всех этих служителей и их церкви». Но, с другой стороны, какое благословение прийти к Богу и сказать: «Господи, мы не знаем, о чем просить. Ты знаешь, что даро­вать». Святой Дух мог бы молиться в нас во сто крат больше, если бы мы только сознавали свое неведение, потому что тогда мы ощущали бы нашу зависимость от Него.

Да откроет нам Бог наше неведение в молитве и нашу бес­помощность и приведет нас к исповеданию: «Господи, мы не умеем молиться. Мы не знаем, что такое молитва». Конечно, некоторые из нас в какой-то мере знают, что такое молитва. И мы благодарны Богу за то, как Он являл нам Себя в ответ на молитву. Однако это лишь малый начаток в сравнении с тем, чему учит Святой Дух Божий.

Здесь возникает первая мысль: наше неведение. «...Мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатай­ствует за нас воздыханиями неизреченными». Мы часто слы­шим о труде Бога Отца и Сына и Святого Духа в замысле и совершении великого искупления. Мы знаем, что, когда Бог тво­рил этот мир, Он не утомился, однако мы читаем также удиви­тельные слова в книге Исход о дне субботы: «Господь... почил и покоился». Он покоился. День субботы стал для Него днем покоя.

Богу пришлось трудиться, и Христу пришлось трудиться. Теперь трудится Святой Дух, и сокровенное место, где Он тру­дится и где должна начинаться всякая работа, - это сердце, куда Дух приходит научить человека молиться. Когда человек начинает постигать, в чем он нуждается, и что ему обещано, и что Бог хочет совершить, он чувствует, что это выше его пони­мания. Тогда наступает момент, когда он готов сказать: «Я не могу ограничивать Святого Израилева своим разумом. Я с ве­рою отдаюсь тому, чтобы Святой Дух мог молиться за меня с томлением и воздыханиями неизреченными». По­пробуйте применить это в своих молитвах.

Существуют различные фазы молитвы. Есть покло­нение, когда человек должен просто благоговейно скло­няться, созерцать великого Бога. Мы не уделяем времени для поклонения. Нам нужно поклоняться уединенно, про­сто встречаться лицом к лицу с вечным Богом, чтобы Он мог осенять нас, и покрывать, и наполнять Своей любо­вью и Своей славой. Святой Дух может вызвать в нас та­кую жажду, что мы оставим свои удовольствия и частью даже дела, чтобы чаще встречаться с нашим Богом.

Следующая фаза молитвы - общение. Молитва - это не только поклонение Богу, как Царю, но и общение с Бо­гом, как с Отцом. Христиане посвящают слишком мало времени общению. Они думают, что молиться означает просто приходить к Богу со своими прошениями. Но для того, чтобы Христос сделал из меня то, чем я должен быть, мне надлежит помедлить, чтобы побыть в общении с Бо­гом. Чтобы Божья любовь могла войти, засиять и загореть­ся в моем сердце, я должен посвятить время пребыванию с Ним. Кузнец помещает железный прут в огонь. Если он оставит его там лишь ненадолго, прут не раскалится до­красна. Он может вынуть его, и поработать над ним, и че­рез какое-то время снова поместить в огонь на несколько минут, но и на этот раз прут не раскалится. В течение дня кузнец может помещать его в огонь множество раз и каж­дый раз оставлять его там на две-три минуты, но прут так никогда и не раскалится, как следует. Но если он по­тратит время и оставит прут в огне на десять-пятнадцать минут, то от жара огня весь прут станет огненно-красным.

Так же и с нами: если мы хотим получить огонь Божьей святости, любви и силы, мы должны больше времени прово­дить в общении с Богом. Именно это давало таким людям, как Авраам и Моисей, силу. Они были людьми, отделенными для общения с Богом, и живой Бог делал их сильными. О, если бы мы только понимали, что может совершать молитва!

Другая очень важная часть молитвы - это ходатайство. О, какой труд Бог усмотрел для тех, кто является Его священниками-ходатаями! Мы находим у пророка Исайи замеча­тельное выражение - «держаться за Бога». Бог говорит: «Нет призывающего имя Твое, который положил бы креп­ко держаться за Тебя». Есть и другие места, где Бог ссы­лается на ходатаев Израиля. Вы когда-нибудь держались Бога? Благодарение Богу, некоторые из нас держались. Но, друзья, представители Церкви Христовой в Соединенных Штатах, если бы Бог показал нам, сколько ревностных молитв возносится в Церкви за пробуждение, сколько ис­креннего исповедания ее грехов, сколько прошений к Богу и неотступного ходатайства пред Ним, доколе Он не сде­лает Иерусалим славою на земле, я думаю, мы бы все ус­тыдились. Нам нужно отдать наши сердца Святому Духу, чтобы Он мог молиться за нас и в нас воздыханиями неиз­реченными.

Что же мне делать, чтобы иметь в себе Святого Духа? Дух хочет, чтобы Ему уделили больше времени и места в серд­це. Он хочет всего моего существа. Он хочет, чтобы все мои интересы и действия определялись исканием чести и славы Богу, Он хочет моей отдачи. Возлюбленный друг, ты не знаешь, что ты мог бы совершить, если бы отдался ходатайству. Это труд, который даже больной, годами прикованный к постели, может совершать в силе. Его способен совершать день за днем бедняк, едва имеющий пенни для пожертвования миссио­нерскому обществу. Юная девушка, помогающая по хо­зяйству в доме своего отца, может исполнять этот труд Духом Святым. Люди часто задают вопрос: «Что делает Церковь нашего времени для достижения масс?» Они спра­шивают об этом не без трепета, так как ощущают беспо­мощность. Что мы можем противопоставить материализ­му и неверию в таких местах, как Лондон и Берлин, Нью- Йорк и Париж? Нам представляется это безнадежным. О, если бы можно было призвать мужчин и женщин соединить­ся, чтобы всем вместе держаться Бога! Я не говорю о со­здании какого-либо молитвенного союза или о выделении какого-то определенного времени для молитвы, но если бы Святой Дух мог найти мужчин и женщин, посвятивших свою жизнь, чтобы взывать к Богу, Дух несомненно при­шел бы. Говоря о мире, покое и благословении, которые Христос может дать, мы не просто стремимся к счастью или ищем своего. Мы нужны Богу, мы нужны Христу, так как Он должен совершить труд. В наших сердцах должен совершиться труд Голгофы, и мы должны пожертвовать свою жизнь Богу для молитвы за людей. О, будем же день за днем посвящать себя и просить Бога, чтобы Он благо­волил трудиться в нас Святым Духом.

И, наконец, последняя мысль: Сам Бог с довольством бу­дет взирать на такое свое дитя. Возможно, этот бедняк и не сознает, что он молится, возможно, он стыдится своих молитв. Тем лучше. Возможно, он чувствует тяжесть и беспокойство, но Бог слышит, Бог знает, какая мысль у Духа, и даст ответ. О, подумайте об этой удивительной тайне. Бог Отец на престоле по богатству славы готов даровать нам Свои благословения. Христос, всемогущий Первосвященник, молится день и ночь. Вся Его личность - одно ходатайство, и от Него непрестанно восходит к Отцу моление: «Отче, благослови Церковь», и ответ приходит от Отца к Сыну, и от Сына к Церкви. И если он не дости­гает нас, то лишь по причине закрытости наших сердец.

Откроем же и расширим наши сердца и скажем Богу: «О, если бы я мог быть священником, постоянно входить в Божье присутствие и держаться за Бога и сводить благословение на погибающих братьев в мире!» Бог жаждет видеть ходатайство Иисуса, отраженным в сердцах Своих детей, и, находя его там, радуется. Испытывающий сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он молится за святых по воле Божьей. Кто-то ска­зал, что слова «за святых» означают дух хвалы в верующем за святых во всем мире. Слово Божье постоянно побуждает нас молиться за всех и не ограничиваться только собой. Подумай­те о сотнях членов Церкви в этой стране, множестве необра­щенных, множестве только что обращенных, но еще не отде­лившихся от мира и беспечных. Подумайте о тысячах номи­нальных христиан, носящих имя Христа, но бесчестящих Бога! И мы можем быть счастливы? Если мы несем бремя погибаю­щих душ, можем ли мы иметь мир и радость? Бог дает тебе мир и радость только с одной целью, чтобы ты в радости Христова спасения, был силен нести бремя душ.

Мы не можем рассуждать так: «Я, насколько могу, стрем­люсь к святости. Что мне за дело до всех этих мирских людей вокруг?» Если у меня ужасно болит рука, тело не может ска­зать: «Мне нет до нее дела». Когда народ согрешил, Ездра разодрал одежды, склонился во прах и принес исповеда­ние. Он каялся за народ. И Неемия, когда израильтяне со­грешили, совершал исповедание и повергался пред Богом, оплакивая непослушание народа пред Богом их отцов. Даниил поступал точно так же. И неужели ты думашь, что нам, как верующим, не придется совершать этот великий труд? Предположим, каждый из нас был бы человеком без единого греха, - только предположим это. Могли бы мы тогда сделать исповедание? Взгляните на безгрешного Христа! Он вошел в крещенские воды с грешниками. Он сделался одно с ними. Бог предлагает нам спросить себя: понимаем ли мы, кто мы такие? Он спрашивает нас ныне: принадлежим ли мы Церкви этой страны, несем ли мы бре­мя окружающих нас грешников? Давайте же пойдем к Богу, и пусть Он через Святого Духа наполнит наши сердца неизре­ченной скорбью о состоянии Церкви и пусть Он дарует нам благодать печалиться перед Ним. И когда мы начнем испове­довать грехи Церкви, мы, как никогда прежде, ощутим свои соб­ственные грехи. В пяти посланиях семи церквам в Асии ключе­вое слово - «покайтесь». И не могло быть и мысли о победе и благословении без покаяния. Будем же каяться от имени Хрис­товой Церкви, и Бог даст нам дерзновение ощутить, что Он оживит Свой труд.