Logo
О возрождении

Джонатан Эдвардс

О возрождении

Общее вступительное слово

Часть 1


Люди в нашей местности в большинстве своем, я полагаю, такие же трезвые, порядочные и хорошие, как и в любой части Новой Англии; и я верю, что они до сих пор сохранились наи­более свободными от заблуждения и различных сект и мне­ний, чем в какой-либо другой части страны. То, что мы нахо­димся так глубоко на материке, вдалеке от морских портов и в уголке страны, без сомнения, явилось одной из причин того, почему мы не были так сильно развращены пороком, как дру­гие части страны. Однако несомненно: религия и добропоря­дочность в нашем округе, а также чистота учения были, при

Божьем содействии, в весьма большой степени результатом ве­ликих способностей и выдающейся преданности моего досто­почтенного деда Стоддарда. Полагаю, из всех частей страны мы были наиболее свободной от неприятных разделений и спо­ров в наших церковных и религиозных вопросах, вплоть до не­давнего Спрингфилдского спора*.

*Спрингфилдский спор касается назначения одного служителя, что вызвало жаркие дебаты между многими людьми, как пасторами, так и прихожанами, одни из которых были за него, а другие — против, в силу различных мнений о его принципах и о некоторых шагах, предпринятых для его рукоположения.

Будучи весьма отдаленными от других частей провинции и поддерживая с ними довольно слабые отношения, мы всегда решали свои церковные вопросы сами. Именно так повелось в нашем краю с самого начала по согласию практически всех, и так с тех пор поддерживался наш мир и добрый порядок.

Город Нортгемптон существует 82 года и сейчас насчитыва­ет около двухсот семей, которые в основном живут более ком­пактно, чем в любом другом городе такого размера в этой час­ти страны. Это, возможно, было поводом к тому, что наши раз­вращения и реформации время от времени более быстро пере­давались по всему городу от одного человека другому. Если брать город в целом, то, насколько я могу судить, живущие в нем люди настолько же здравомыслящи и разумны, как и большинство людей, с которыми мне довелось быть знакомым. Многие из них были известны своей религиозностью и особен­но отличались необыкновенным знанием вещей, имеющих от­ношение к религии сердца и христианскому опыту, а также своим вниманием к этому.

Я являюсь третьим служителем, который поселился в этом городе. Преподобный г-н Елеазер Мазер, первый служи­тель, был рукоположен в июле 1669 года. Этот человек, чье сердце было весьма предано этой работе, много трудился на благо драгоценных душ. Он пользовался большим уважением и любовью у людей и был благословлен немалым успехом. Пре­подобный г-н Стоддард, ставший его преемником, впервые приехал в город в ноябре, после его смерти, но не был рукопо­ложен вплоть до 11 сентября 1672 и умер 11 февраля 1728 или 1729 года. Таким образом, он продолжал исполнять дело слу­жения здесь почти шестьдесят лет от момента его первого при­езда в город. А поскольку он был известен и отличался своими дарованиями и благодатью, он был благословлен с самого нача­ла чрезвычайным успехом в своем служении, в обращении многих душ. Он имел пять жатв, как он их называл. Первая имела место около 57 лет тому назад; вторая — около 53 лет назад; третья— около 40; четвертая — около 24; пятая и последняя — около 18 лет назад. Некоторые из этих времен были намного более знаменательными, чем другие, и жатва душ была более обильной. Те жатвы, что происходили 53, 40 и 24 года назад, были намного больше, чем первая и последняя", но в каждой из них, как я слышал со слов моего деда, большая часть молодых людей города была озабочена своим вечным спасением.

По окончании последней из этих жатв наступило, полагаю, намного более упадочное время (по крайней мере среди молоде­жи), чем когда-либо раньше. Воистину, г-н Стоддард имел удо­вольствие перед смертью увидеть время, когда в жизни некото­рых людей происходили весьма значительные проявления Бо­жьей работы и имела место большая жатва душ, даже после того, как я был поставлен с ним на служение, что произошло примерно за два года до его смерти; и у меня есть основания благословлять Бога за это большое преимущество. За те два го­да было почти двадцать человек, о которых г-н Стоддард наде­ялся, что они обратились в спасительную веру; но не было ни чего похожего на какое-то общее пробуждение. В то время большая часть людей казалась весьма бесчувственной к вопро­сам религии и была занята другими заботами и стремлениями. Период сразу после смерти моего деда, казалось, был временем чрезвычайного упадка в религии. На протяжении нескольких лет среди молодежи нашего города преобладала распущен­ность; многие из них были весьма поглощены ночными похож­дениями, посещением таверны и непристойнымизанятиями, в ходе которых одни своим примером развращали других. По своему обыкновению они часто собирались вместе с противопо­ложным полом для увеселений и развлечений, которые они на­зывали шалостями·, в этом они часто проводили большую часть ночи, не обращая внимания на порядок в тех семьях, к которым они принадлежали; в самом деле, семейное правление в городе действительно во многом потерпело неудачу. Стало весьма распространенным то, что многие наши молодые люди проявляли непристойность в своем поведении на собрании, что, без сомнения, преобладало в такой степени из-за того, что мой дед в силу своегопреклонного возраста (хотя он на удив­ление сохранял силы до последнего) не был в состоянии наблю­дать за ними. Также в городе долгое время преобладал дух раздора между двумя группами, на которые люди были разде­лены уже много лет; из-за этого они хранили ревность друг ко другу и были готовы противостоять друг другу во всех обще­ственных делах.

Но через два или три года после смерти г-на Стоддарда на­чалось заметное исправление этих зол. Молодые люди стали проявлять большую расположенность к тому, чтобы прислу­шиваться к совету и в большой степени оставили свои шалос­ти·, они стали заметно более пристойными в своем поведении на собрании поклонения, и тех, кто демонстрировал религиоз­ную озабоченность, стало больше, чем было раньше.

В конце 1733 года у нашей молодежи появилась весьма не­обычная гибкость и подчинение совету. Слишком долго их обыкновением было устраивать вечер после субботнего дня* и после нашей публичной лекции устраивать свои увеселитель­ные встречи в компаниях. Но теперь в субботний день пропо­ведь проходила передлекцией, чтобы показать злую тенден­цию этой практики и убедить их пересмотреть ее; глав семей призывали к тому, чтобы они приняли решение управлять сво­ими семьями и в это время держать своих детей дома. Также в более частном порядке было предложено, чтобы они встреча­лись вместе на следующий день в своих районах, чтобы знать, что друг у друга на уме; они так и делали, и этому примеру сле­довал весь город. Однако родители имели мало возможностей для осуществления управления в этих случаях. Молодые люди объявили, что они и сами готовы согласиться с тем советом, ко­торый им был дан с кафедры, ему последовалинезамедлитель­но и, я полагаю, почти повсеместно·, с того момента началась тщательная реформация этих беспорядков, которая продолжа­лась до сих пор.

*Необходимо заметить, что нам никогда не было свойственно соблю­дать вечер, следующий за субботним днем как часть святого времени, но тот, что предшествует ему.

Вскоре после этого начала проявляться замечательная ре­лигиозная озабоченность в маленькой деревушке, принадле­жавшей к приходу под названием Паскоммак, где жило не­сколько семей — примерно в трех милях от основной части го­рода. В этом месте несколько человек, по-видимому, пережили спасительное действие. В апреле следующего, 1734, года там произошла совершенно неожиданная и страшная смерть мо­лодого человека в расцвете юности, у которого случился плев­рит и немедленно началась сильная горячка; он умер меньше чем через два дня; это (в совокупности с тем, что было публич­но проповедано в связи с этим) очень повлияло на многих моло­дых людей. Затем последовала еще одна смерть молодой за­мужней женщины, которая до своей болезни была заметно на­пряжена в своем разуме относительно спасения своей души и пребывала в великом расстройстве в начале своей болезни, но, похоже, обрела удовлетворяющие подтверждения Божьей милости к ней перед своей смертью, так что умерла в совер­шенном спокойствии, в самой искренней и трогательной мане­ре предупреждая и давая советы другим. Эти события послу­жили тому, чтобы привести в серьезное состояние дух многих молодых людей, и там начала проявляться большая религиоз­ная озабоченность в умах людей.

Осенью того года я предложил молодежи согласиться про­водить вечера после лекций в религиозном общении и для этого разделиться на несколько групп, чтобы собираться в различ­ных частях города; так и было сделано, и эти собрания продол­жались с тех самых пор, и этому примеру стали подражать старшие люди. Затем последовала смерть пожилого человека, сопровождавшаяся многими необычными обстоятельствами, которые повлияли и тронули многих людей.

Примерно в это время в этой части страны поднялся боль­шой шум относительно арминианства, которое, казалось, не­сет существенную угрозу интересам религии здесь. Сторонни­ки набожности дрожали из-за этого от страха; но это, вопреки их страху, было побеждено продвижением религии. Многие, кто смотрел на себя как на людей без Христа, очевидно, были пробуждены этим, убоявшись, что Бог собирается удалиться из этой земли и что мы окажемся преданными неортодоксаль­ности и развратным принципам, и что возможность обрести спасение уйдет. Многие, у которых возникли некоторые сомне­ния относительно истины тех учений, которые им преподава­ли до сих пор, казалось, испытывали страх от своих сомне­ний, боясь оказаться заведенными на окольные пути, ведущие к вечной погибели; и они с весьма сильной озабоченностью и интересом ума вопрошали, каким же на самом деле путем им нужно идти, чтобы быть принятыми Богом. По этому поводу некоторые вещи были сказаны публично, относительно оправ­дания только верой.

Несмотря на то, что большой недостаток был найден во вмешательстве в противостояние с кафедры, таким челове­ком и в такое время; и хотя это было высмеяно всеми в других местах, однако это оказалось словом, сказанным здесь вовре­мя и самым явным образом сопровождавшимся весьма знаме­нательным благословениемнебес для душ людей в этом городе. Тем самым они были удовлетворены, что касается главного во­проса, относительно которого они пребывали в трепете сомне­ний и озабоченности; их умы были более активно вовлечены в стремление к тому, чтобы стать принятыми Богом и спастись путем Евангелия, которое стало для них очевидным как един­ственно истинный путь. А затем, во второй половине декабря, Дух Божий начал чрезвычайным образом утверждаться и чу­десно работать среди нас; и внезапно, один за другим, пять или шесть человек спасительным образом обратились в веру, и в некоторых из них была произведена весьма удивительная ра­бота.

В частности, я был удивлен рассказом одной молодой жен­щины, которая была одной из самых больших завсегдатаев компаний во всем городе. Когда она пришла ко мне, я не слы­шал, что она каким-либо образом посерьезнела, но из моего разговора с ней у меня возникло впечатление, что она расска­зала мне о славном действии Божьей безграничной силы и су­веренной благодати, и что Бог дал ей новое сердце, по-настоя­щему сокрушенное и освященное. Я не мог в этом сомневаться, так как за время моего знакомства с ней увидел многие под­тверждения этому.

Хотя это действие было славным, меня беспокоило то, ка­кое влияние оно могло оказать на других. Я был готов прийти к заключению (возможно слишком поспешному), что некото­рые будут ожесточены этим в бездумности и распущенности своей жизни, и воспользуются этим случаем, чтобы хулить ре­лигию своими устами. Однако этособытие произвело противо­положное действие, и в весьма чудесной степени. Полагаю, Бог сделал его самым большим примером пробуждения для других среди всего того, что происходило когда-либо в городе. У меня было предостаточно возможностей узнать, какой эффект это произвело, благодаря моим личным беседам со многими людь­ми. Новость об этом была подобна вспышке молнии в сердцах молодых людей по всему городу и среди многих других. Те лю­ди среди нас, которые ранее былисамыми далекими от серьез­ности и относительно которых я более всего опасался, что они будут порицать это, казалось, были пробуждены этим. Многие отправились поговорить с ней о том, с чем она столкнулась, и то, что произошло в ней, похоже, удовлетворило всех, кто хо­тел об этом узнать.

Вскоре после этого великая и искренняя озабоченность важными вопросами религии и вечной жизни стала всеобщей во всех частях города и среди людей всех рангов и всех возрас­тов. «Шум среди сухих костей» становился все громче и гром­че; разговоры на все другие темы, кроме духовных и вечных вопросов, вскоре были отброшены; все беседы во всех компани­ях и во всех случаях были только об этих вещах, за исключени­ем вопросов, необходимых для ведения обычных светских дел. Рассуждения о чем-либо, кроме вопросов религии, практичес­ки не поддерживались ни в какой компании. Умы людей были чудесным образом отвращены от мира, и мы относились к не­му как к совершенно незначительной вещи. Казалось, люди за­нимались своими мирскими делами более по обязанности, чем по какому-либо расположению к этому; теперь перед ними ле­жало искушение слишком сильно пренебрегать мирскими де­лами и проводить слишком много времени в непосредственных занятиях религией. Это было весьма неверно представлено в сообщениях, распространенных в дальних частях страны, как будто люди совершенно перестали заниматься всеми мирски­ми делами и полностью посвятили себя чтению, молитве и дру­гим подобным религиозным упражнениям.

Хотя люди обычно не пренебрегали своими мирскими дела­ми, религия весьма сильно заботила их, и мир стал для них просто вещью. Перед ними стояла единственная цель — по­пасть в Царство Небесное, и каждый явно стремился туда. Ув­леченность их сердец этим сильным переживанием невозмож­но было скрыть, и оно проявлялось на их лицах. В то время нам было очень страшно оказаться вне Христа, рискуя в один день провалиться в ад; умы людей были настроены на то, что­бы спасать свою жизнь и спасаться от грядущего гнева. Все искренне ловили возможность для своих душ и имели обыкно­вение очень часто собираться вместе в частных домах для рели­гиозных целей; когда объявлялось о таких собраниях, там со­биралось очень много людей.

Во всем городе не было практически ни одного человека, молодого или старого, который бы остался не обеспокоенным важными вопросами вечного мира. Те, кто обычно были самы­ми тщеславными и распущенными, и те, кто был расположен легкомысленно думать и говорить о жизненно важной, пере­живаемой религии, теперь в значительной мере подвергались пробуждению. Действие обращения в веру происходило самым потрясающим образом и возрастало более и более; души тол­пами приходили к Иисусу Христу. Изо дня в день на протяже­нии многих месяцев можно было видеть явные примеры того, как грешники выходили из тьмы в чудный свет,выбирались «из страшного рва, из тинистого болота» и «становились на камне» с новой песней хвалы Богу в своих устах.

По мере того как это действие Божье продолжалось и число истинных святых возрастало, вскоре оно произвело славные перемены в городе, так что в последующую весну и лето 1735 года город был полон Божьего присутствия: он никогда не был настолько полон любви, настолько полон радости и в то же время настолько полон несчастья, как тогда. Почти в каждом доме имелись замечательные признаки Божьего присутствия. Это было время радости для семей о пришедшем к ним спасе­нии;родители радовались о своих детях как о новорожден­ных, мужья радовались о женах, а жены — о мужьях. Шест­вие Божье было видно во святилище, Божий деньприносил на­слаждение, а Его скинии были любвеобильны. Наши публич­ные собрания были прекрасны: прихожане были оживлены в служении Богу, каждый искренне был сосредоточен на пуб­личном поклонении, каждый слушатель страстно желал по­глощать слова служителя, исходящие из его уст; все собрание временами было в слезах, когда проповедовалось слово; одни плакали от горя и несчастий, другие от радости и любви, тре­тьи от жалости и беспокойства за души своих близких.

Наша публичная хвала тогда была очень оживленной; Богу тогда служили нашим пением псалмов в благолепии святыни.

Можно было увидеть, что практически ни в какой иной части божественного поклонения наши добрые люди не обращались так сильно к благодати, а их сердца не были так сильно возне­сены в путях Божьих, как в пении Ему хвалы. Наш приход и раньше превосходил все, что мне были известны, во внешней части обязанности, когда мужчины обычно хорошо исполняли три партии музыки, а женщины исполняли свою партию; но теперь было очевидно, что они пели с необычайной возвышен­ностьюсердца и голоса, что делало эту обязанность по-настоящему приятной.

Во всех группах в другие дни, по какому бы поводу люди ни собирались, среди них можно было услышать о Христе и «уви­деть» Его. Когда собирались наши молодые люди, они обычно проводили время в разговорах о превосходстве и жертвенной любви Иисуса Христа, о славе пути спасения, о чудесной, даю­щейся даром, и суверенной Божьей благодати, о Его славном действии в обращении в веру души, об истине и достоверности великого Божьего слова, о красоте созерцания Его совер­шенств и т.д., даже на бракосочетаниях, которые раньше бы­ли всего лишь поводом к увеселениям и развлечениям, теперь не было разговоров ни о чем, кроме как о религии, и не было за­метно ничего, кроме духовного веселья. Те из нас, кто был ра­нее обращен, были весьма оживлены и обновлены свежими и необычайными действиями Духа Божьего, хотя некоторые пе­реживали это гораздо больше других, по мере дара Христова. Многие, кто ранее испытывал сложности относительно своего состояния, теперь избавились от своих сомнений благодаря бо­лее удовлетворяющему переживанию и более ясным открыти­ям Божьей любви.

Когда это действие впервые началось и так необычайно про­исходило среди нас зимой, те, кто был вокруг нас, похоже, не знали, как это все понимать. Многие смеялись над этим и пре­небрегали этим, а некоторые уподобляли то, что мы называли обращением в веру, тем или иным душевным расстройствам. Однако было весьма заметно, что многие, приходившие к нам издалека с непочтительными сердцами, излечивались от этого настроения ума, когда видели происходящее здесь. Чужаки обычно были удивлены, когда обнаруживали здесь нечто на­много превосходящее то, что они слышали, и спешили расска­зать другим, что состояние города невозможно представить се­бе, если его не увидеть. Это заметили люди, приезжавшие в го­род по делам. А те, кто приезжал из окрестностей на наши пуб­личные лекции, большей частью подверглись удивительному влиянию. Многие из тех, кто по той или иной причине приез­жал в город, переживали обличение и пробуждение в своей со­вести, и возвращались домой с сокрушенными сердцами и с та­кими впечатлениями, которые не изглаживались до самого их спасения; а те, кто до этого серьезно задумывался об этом, от­мечали большой рост в своем пробуждении и обличении. Было много случаев, когда люди приезжали издалека в гости или по делам и, не успев долго пробыть здесь, переживали спасение и становились причастниками этого дождя Божьего благослове­ния, который Бог пролил здесь, и возвращались домой с радо­стью; а через какое-то время то же действие явно начинало происходить и преобладать в нескольких других городах в ок­рестности.

В марте жители Саут-Хэдли начали переживать глубокую озабоченность вопросами религии, и вскоре это стало всеохва­тывающим. Действие Божье там было весьма чудесным и практически не меньшим, чем здесь, пропорционально разме­ру того места. Примерно в то же время это начало происходить в западной части Саффилда(где также было достаточно вели­ко) и вскоре распространилось во все части города. Это пришло в Сандерленд и вскоре распространилось за пределы города; я верю, что в течение какого-то времени оно было не менее заме­чательным, чем то, что было здесь. В то же самое время это на­чало проявляться в части Дирфилда,называемой Грин-Ривер, и впоследствии наполнило город, и там происходило славное действие. Это также началось и в южной части Хетфилда, в ме­сте, называемомГора, и весь город во вторую неделю апреля как будто сразу оказался охвачен озабоченностью религиозны­ми вопросами; действие Божье было там значительным. Так­же имело место весьма распространенное пробуждение в Вест- Спрингфилде и в Лонг-Медоу, а в Энфилде на протяжении не­которого времени оно распространялось среди тех, кто раньше был достаточно распущенными людьми. Примерно в это же время, когда это пришло в Энфилд, преподобный г-н Булл из Вестфилда сообщил мне, что там происходят большие пере­мены и что за одну неделю сделано больше, чем за предыдущие семь лет. Нечто подобное также проявилось в первом округе в Спрингфилде, в основном на северной и южной окраинах при­хода. А в старом городе Хедли постепенно проявилось такое сильное Божье действие в душах, которое в иное время удосто­илось бы весьма большого внимания. Недолгое время подобная озабоченность была и в Нортфилде. Везде, где появлялась эта озабоченность, она не оказывалась напрасной, но в каждом ме­сте Бог приносил спасительные благословения, и Его Слово, со­провождавшееся Его Духом (как мы имеем все основания ду­мать), не возвращалось тщетным. Вполне можно было ска­зать, что в то время во всех окрестностях, кто это летят, как облака, и как голуби — к голубятням своим?

То, что услышали об этом и нашли в этом другие города, ста­ло весьма сильным средством для их пробуждения, поэтому то, что мы слышали о таком быстром и чрезвычайном распростра­нении и широте этого действия, без сомнения, на протяжении какого-то времени служило поддержанию этой работы среди нас. Постоянные новости поддерживали разговоры о религии, наполняя жизнью и радостью сердца Божьего народа, а также пробуждали тех, кто смотрел на себя как на оставленных, и за­ставляли их еще сильнее стремиться к тому, чтобы стать прича­стниками великих благословений, полученных другими.

Это удивительное излияние Духа Божьего, распространив­шееся по всему нашему округу, не ограничилось им, но многие места в Коннектикуте стали причастниками той же самой ми­лости. Например, первый приход в Виндзоре, находящийся под пасторским попечением преподобного г-на Марша, был благословлен примерно в то же время, что и мы в Нортгемпто­не, хотя мы ничего не знали об обстоятельствах друг друга. Весьма много душ пришло ко Христу в том месте, и такое же значительное действие начало происходить затем в приходе моего почтенного отца в Ист-Виндзоре, который в прошлом был местом, облагодетельствованным милостями такого рода более всего в этой западной части Новой Англии, за исключе­нием Нортгемптона; с того момента, как мой отец стал там слу­жить, там было четыре или пять случаевизлияния Духа, при­водившего тамошних жителей к общему пробуждению.

В последнюю весну и лето также происходило чудесное дей­ствие Божье в Ковентри, в служении преподобного г-на Мичема. Я имел возможность побеседовать с некоторыми из жите­лей Ковентри, которые рассказали мне удивительные истории о потрясающих переменах, которые произошли с самыми гру­быми и злобными людьми. Подобное также происходило в то же время в части Лебанона под названием Крэнк, где недавно был поставлен служить молодой джентльмен, преподобный γ­ηУилок; то же самое также имело место в Дархеме, в служе­нии преподобного г-на Чонси; там также был большой урожай душ. Это происходило и среди многих молодых людей в первом округе Стратфорда, в служении преподобного г-на Гулда, где этому действию в большей мере способствовало удивительное обращение в веру молодой женщины, которая была завсегдата­ем компаний, как это было и здесь.

Нечто подобное этому действию происходило прошлой осе­нью и в некоторых других городах в этих окрестностях, как мне сообщили, когда я приехал туда. Тогда же нам стало изве­стно о весьма удивительных действиях такого рода еще в од­ном приходе в Стратфорде, называемом Риптон, находящемся под пасторским попечением преподобного г-на Миллса. Про­шлым летом произошло значительное религиозное возрожде­ние в старом Нью-Хэвене, как мне сообщал преподобный г-н Нойес, тамошний служитель, и другие люди; недавно я полу­чил письмо от г-на Нойеса, а также информацию из других ис­точников. Этот расцвет религии продолжается до сих пор и в последнее время заметно усилился. Г-н Нойес пишет, что мно­гие люди этим летом приложились к церкви, и особо упомина­ет нескольких молодых людей, которые принадлежат к глав­ным семьям того города.

В определенной степени такое же действие имело место в части Гилдфорда, и весьма значительные вещи происходили в Мэнсфилде, в служении преподобного г-на Елеазара Уильямса; также наблюдался необычайный религиозный подъем в Толланде и нечто подобное в Хевроне и в Болтоне. Немалое из­лияние Духа Божьего произошло и в северном приходе Пре­стона, в восточной части Коннектикута, о котором мне сооб­щили, и я сам кое-что увидел, когда прошлой осенью был дома и в приходе у преподобного г-на Лорда, тамошнего служителя; в мае прошлого года он приезжал сюда вместе с преподобным г- ном Оуэном из Гротона с целью увидеть Божье действие. Слы­ша различные и противоречивые сообщения об этом, они, при­быв сюда, старались удовлетворить свой интерес и поэтому об­щались со многими нашими людьми, о чем затем сказали, что полностью удовлетворены и что им не рассказали и половины, да и просто не могли рассказать. Г-н Лорд сказал мне, что, вер­нувшись домой, он рассказал своим прихожанам о том, что ви­дел, и что это сильно повлияло на них; это оказалось началом такого же самого действия среди них, которое продолжалось, пока не началось общее пробуждение, и многие люди потряса­ющим образом обратились в веру. Я также слышал, что нечто подобное этому действию происходило в Вудбери.

И этот дождь Божьих благословений продолжал распрост­раняться; в большой степени это происходило в некоторых ча­стях Джерси·, об этом мне сообщили люди из Джерси, когда я был в Нью-Йорке (во время долгого путешествия, которое я предпринял в то время года ради своего здоровья). Особенно преподобный Уильям Теннент, служитель, сердце которого было обращено к этим вещам, немало рассказал мне о сильном пробуждении, коснувшемся многих людей в местности под на­званиемМаунтинс, в служении некоего г-на Кросса; а также о весьма значительном религиозном возрождении в другом ме­сте, в служении его брата, преподобного Гилберта Теннента; и еще в одном месте, в служении очень набожного молодого джентльмена, голландского служителя, чье имя я запомнил как Фрилингхус.

Это просто было чрезвычайным промыслом Провидения; Бог во многих аспектах совершал намного больше обычного. То, что происходило в этом городе и в окрестных городах, бы­ло чрезвычайным в том смысле, что оказалось всеобъемлю­щим, оно охватывало всех людей — и здравомыслящих, и злобных, и великих, и ничтожных, и богатых, и бедных, и му­дрых, и немудрых. Оно так же достигло самых влиятельных семей и людей, как и всех остальных. В прошлых проявлениях такого рода большая часть молодых людей подверглась весьма сильному влиянию, но сейчас это касалось также и стариков, и детей. Многие по своему собственному желанию организова­ли религиозные общества в разных частях города. В целом квартале практически нельзя было найти ни одного распущен­ного, беспечного человека, а если и находилсякто-то, кто ос­тавался бесчувственным или беспечным, об этом говорилось как о странности.

Этот промысел необычайно проявился и среди тех, на кого это произвело спасительное действие, как имеем причины наде­яться. У нас имеется шестьсот двадцатьчеловек, принимаю­щих причастие, в число которых входят практически все наши взрослые люди. Церковь была весьма большой и до этого, но лю­ди никогда ненабивались в нее, как это происходило в послед­нее исключительное время. Таинства у нас проводятся через каждые восемь недель, и я принял к нашему причастию при­мерно сотню людей перед одним таинством, восемьдесят из них сразу; и их появление, когда они пришли, чтобы совершить открытое и явное исповеданиехристианства, оказало сильное влияние на наш приход. Я принял около шестидесяти человек перед следующим днем таинства и имею достаточные доказа­тельства обращения их душ в веру посредством божественной благодати, хотя у нас не принято делать их внутренние пережи­вания основанием для допуска их к вечере Господней, как это делается во многих других церквах в этой стране.

Я далек от того, чтобы делать вид, что я способен опреде­лить, сколько человек в последнее время испытали эту ми­лость, но если мне будет позволено назвать количество, кото­рое мне представляется вероятным в делах такого рода, то я на­деюсь, что более трехсот душ в этом городе обрели спасение и вернулись домой во Христе на протяжении полугода, мужчин и женщин примерно поровну. Основываясь на том, что я слы­шал от г-на Стоддарда, это весьма отличается от того, что обыч­но происходило в прошлом; он наблюдал, что в его время жен­щин обращалось в веру гораздо больше, чем мужчин. Те из на­ших молодых людей, которые во всем остальном были самыми приличными, большей частью, я надеюсь, стали истинно на­божными и ведущими людьми в том, что касается религии. Те же молодые люди, которые раньше жили распущенно, стали, по общему мнению, истинно любить Бога и Христа и приобре­ли духовный настрой. Я надеюсь, что к этому времени большая часть жителей этого города в возрасте старше шестнадцати лет обрели спасительное познание Иисуса Христа. На основании услышанного я полагаю, что так обстоит дело и в некоторых других местах, в частности в Сандерленде и в Южном Хэдли.

Чрезвычайность Божьего промысла проявилась еще и в том, что Дух Божий весьма распространил не только Свое про­буждающее, но и возрождающее влияние как напожилых лю­дей, так и на совсем юных. До сих пор редко доводилось слы­шать о том, чтобы кто-то старше среднего возраста обращался в веру; но теперь мы имеем такое же основание думать, что многие такие люди в этот раз пережили спасительные переме­ны, как и другие в более ранние годы. Я полагаю, что в этом го­роде обратилось в веру более пятидесяти человек в возрасте старше сорока лет; более двадцати из них - старше пятидеся­ти лет; около десяти - старше шестидесяти идвое - старше се­мидесяти лет.

До сих пор, когда кто-то переживал спасение и удивитель­ные перемены в детстве, смотрели как на странное явление. Но теперь, я полагаю, были спасены околотридцати детей в возрасте от десяти до четырнадцати Лет; двое в возрасте девяти-десяти лет и один четырехлетний ребенок. Поскольку я счи­таю, что последнему случаю будет труднее всего поверить, поз­же я расскажу о нем подробно. Влияние Божьего Святого Духа на детей было весьма значительным и в некоторых других мес­тах, в частности в Сандерленде, Южном Хэдли и в западной ча­сти Саффилда. В этом городе есть несколько семей, которые все, надеюсь, набожны. Да, есть несколько многочисленных семей, в отношении которых, я думаю, мы имеем причины на­деяться, что все дети воистину благочестивы, и большинство из них стали такими недавно. Во веем городе осталось совсем немного домов, в которые в последнее время не пришло спасе­ние . Есть несколько негров, которые, основываясь на том, что было видно в них раньше и что можно заметить сейчас, выгля­дят воистину рожденными вновь в последнее удивительное время.

Бог, похоже, также стал действовать необычайным образом в скорости Своей работы и в том быстром прогрессе, который Его Дух произвел Своим действием в сердцах многих людей. Как чудесно, что люди так неожиданно и при этом так сильно меняются! Многие люди оставили распущенный, беспечный образ жизни и, будучи охвачены сильным обличением в своей виновности, пережили перемену — за весьма короткое время в их жизни все старое прошло и все стало новым.

Божье действие чрезвычайно проявлялось в степени Его влияния, как в пробуждении и обличении, так и в спасающем свете, любви и радости, которые испытали многие люди. Оно также сильно отразилось в широте этого и в том, что так быст­ро распространялось от одного города к другому. В прошлых случаях излияния Духа Божьего на этот город - хотя в некото­рых людях это и произвело весьма заметное влияние - оно не пошло дальше и все окрестные города остались незатронутыми.

Похоже, это действие достигло своей высшей точки в пер­вой половине весны, в марте и апреле. В то время Божья рабо­та по обращению душ в веру происходила среди нас таким чу­десным образом, что, насколько я могу судить, обращалось, по меньшей мере, четыре человека в день, или почти тридцать че­ловек в неделю на протяжении пяти или шести недель. Когда Бог таким удивительным образом взял это дело в Свои руки, намного больше было сделано за день или два, чем в обычное время, со всеми доступными людям способами и с благослове­нием, которое мы обычно имеем, можно сделать за год.

Я весьма осознаю, что, прочитав мое повествование, многие люди будут склонны рассудить, что мне очень нравится иметь много новообращенных и преувеличивать происходящее; эти люди также могут подумать, что я не проявляю достаточной рассудительности и принимаю каждое религиозное пережива­ние и самодовольный энтузиазм за спасительное обращение в веру. Я не удивляюсь тому, что они могут быть склонны так ду­мать, и по этой причине я долго воздерживался от опубликова­ния рассказа об этом великом Божьем действии, хотя меня ча­сто об этом просили. Но теперь, получив особенное приглаше­ние рассказать об этом, по зрелом размышлении я решил, что рассказать об этом изумительном действии не будет выходя­щим за рамки моих обязанностей, поскольку, на мой взгляд, это действительно является действием Божьим, и я не хочу скрывать никакой части славы этого дела; я предоставляю Бо­гу самому позаботиться о похвале за Его собственное действие, рискуя подвергнуться критическим замечаниям в мой адрес, которые не принесут мне пользы. Ради того, чтобы эти далекие люди могли иметь великое преимущество сами судить об этом деле, я соглашаюсь рассказать об этом немного более детально.