Logo
Доведу ли Я до родов и не дам родить?

Евгений и Ольга Чобан

Доведу ли Я до родов и не дам родить?

Доведу ли Я до родов и не дам родить?
Евгений и Ольга Чобан

Предисловие

Оглядываясь назад, мы можем с благодарностью оценить каждый момент, каждый этап нашего пути, который сопутствовал появлению на свет нашего малыша. Поначалу нам тяжело представлялось какой будет эта беременность и роды, но мы во всем уповали на Господа. И теперь мы очень рады всему тому, через что провел нас Господь, направляя, обучая и формируя в нас веру и правильное мышление.
Прежде всего хочу немного обрисовать для вас сложившуюся картину.
Мы – молодая семейная пара, которые любят Господа и любят друг друга. У нас уже есть один ребенок, это девочка Олечка. Она появилась на свет через кесарево сечение. То есть, практически без участия матери... Это был стандартный врачебный ход, когда процесс родовой деятельности затягивается, и уже изнемогающую от усталости женщину начинают устрашать и предлагать сделать кесарево, предъявляя ей различные доказательства необходимости оного. И обычно будущая мама, под давлением врачей и страхом своего состояния, принимает неправильное решение, которое кажется на тот момент единственным выходом и не предвещает серьезных последствий. Последствия  возникают позже. Даже если женщина имеет крепкое здоровье и быстро “отходит” от операции, на ней ставится определенный “крест” – она больше никогда не сможет родить сама... по мнению врачей. Ей будут всячески препятствовать это сделать, кроме исключительно заинтересованых людей, которых так мало...
Итак, я встала на учет в женскую консультацию. Я имела достаточно крепкое здоровье и поэтому особенных проблем практически не было на протяжении большей части беременности. Но чем ближе становился день родов, тем больше мы с мужем начинали осознавать важность и серьезность того, как, где, и с кем мы будем рожать. Точнее, слово “мы” в тот период вообще не обсуждалось. Я должна была традиционно отправиться в роддом, а муж – остаться дома, отдав меня в руки врачей.
Но Бог начал трудиться с нашим мышлением. То, что еще недавно для нас казалось странными рассуждениями – что муж должен быть в состоянии принять роды у жены сам; что среди врачей не должно быть мужчин, потому что это порочно; и что естественные роды возможны и крайне необходимы для ребенка и для его матери – постепенно для нас стало естественным мышлением. Но, казалось, что весь мир был против нас. Кроме Господа и наших друзей...
Мы решили, что вверимся в руки Божьи и будем во что бы то ни стало рожать сами, естественным путем, даже если врачи откажутся нам помогать. За неделю до начала родов муж изучил все процессы родовой деятельности и приобрел медицинские перчатки... Тогда я поняла, что смогу на него рассчитывать, если нам откажут в роддоме. А основания для отказа были: кто же согласит,,,,,,,,,,,,,ся принимать естественные роды у женщины после кесарева, когда прогноз на вес ребенка больше четырех килограмм!
Теперь я хочу поделиться некоторыми подробностями того, как прошли роды. Возможно, что-то вам покажется немного “затянуто”, но в данной истории, как мне кажется, многие подробности играют важную роль.

 

Началось?..

За 2 недели до родов мне позвонила мой ведущий врач из консультации и попросила меня зайти к ней на осмотр, якобы срок уже близится и надо бы о чем-то подумать уже. Прямо у нее в кабинете у меня сильно закололо внизу живота, очень было похоже на схватки. Я побледнела и она сказала нам с мужем сразу же собираться в роддом. Поскольку у нас с мужем не было четкого водительства и ведения в этом вопросе, мы решили прежде помолиться. Мы помолились и у меня на сердце было расположение поехать в роддом. Проехав немного пути, перед машиной появился голубь и около 100 метров он летел прямо, прямо перед нами, как бы указывая нам путь. Мы чувствовали, что Господь с нами, и мы ехали в доверии к Нему.
Приехав в приемное отделение, нас встретила дежурный врач и спросила, начались ли у нас схватки. Пока мы подъехали к роддому (он находится примерно в 15 км от нашего дома), у меня прекратились боли и меня ничего не беспокоило. Она спросила, начались ли у меня схватки и беспокоит ли меня что-то. Я сказала, что ничего не беспокоит, и описала свое состояние до поступления к ним. Она спросила, зачем мы тогда приехали, и сказала, чтоб мы приезжали, когда у нас всё начнется. А мне мой ведущий врач сказала, что мне уже надо лечь в роддом, чтоб постоянно быть под наблюдением врачей.

 

Битвы… в роддоме

16 июня вечером мы приехали в роддом, тоже были тянущие боли, да и неделя 41-я пошла… Меня уже положили в предродовое, так называемое патологическое отделение. Очень не хотелось ложиться, особенно когда ты знаешь, что дома остаются муж и 3-летний ребенок. В палате со мной находились еще 3 беременные женщины. Как мне было не по себе! Эти женщины разговаривают между собой, очень много нецензурной лексики исходило из их уст, а я просто решила выждать момент, когда я могла что-то о Господе моем рассказать. Когда этот момент наступил, я рассказывала о вере, об обетовании о родах в книге пророка Исаии, об осквернении при принятии родов мужчинами… Со многим они остались не согласны, но очень уважали мою позицию в этих вопросах.
В этот день, в пятницу, дежурным врачом был мужчина, заведующий патологическим отделением. Накануне днем я дважды беседовала с ним о нашем решении естественных родов и невмешательстве мужчин в этот процесс. Также я отказала ему в моем осмотре. Он приводил кучу доводов в свою пользу, чтобы разубедить меня, но по милости Божьей я осталась на своем. Этот дежурный врач отправил меня на УЗИ, поскольку, по мнению врачей, предпоследнее УЗИ, сделанное 25 мая, не могло отображать реальное положение дел. Приблизительный вес ребенка на предпоследнем УЗИ составлял 3700 грамм, толщина рубца после кесарева – 5,5 мм, без утончений и деформаций. По мнению врачей, рожай я в то время – все шансы на благополучный исход родов. Но было уже 17 июня… Врач, делавший УЗИ, не назвал и не написал приблизительный вес ребенка, просто сказала, что хорошо крупный. Вод было в 2 с чем-то раз больше нормы, они были помутневшие. Это считается большой нагрузкой на матку, особенно на шов, который за 3 недели еще утончился – до 3,4 мм и стал неоднородным, то есть были места, где он был еще тоньше. Узист посоветовала мне не рисковать и удивилась, что с такими осложнениями я все-равно решаюсь на роды. Дежурный врач, увидевший результаты УЗИ, опять вызвал меня на беседу, взывая к моему здравому рассудку и разуму, к моей образованности и т.д. Я молчала, а после его слов сказала, что мы все-равно идем на естественные роды. Он сказал, что еще никаких признаков начала родовой деятельности нет, и что уже 41-я неделя, и, дескать, что я буду делать, если я и после 42 недели не рожу, что уже некуда тянуть, что у меня и так большой перенос беременности, и что мне срочно надо ложиться на операционный стол. Также было мне рассказано о историях с различными страшными исходами, и что у меня нет никаких шансов…

 

Вместе с мужем

Когда утром 17 июня подъехал муж, с нами говорила еще один врач, который якобы специализируется на родах после кесарева сечения. Сначала пыталась отговорить, рассказывая страшилки, а потом намекала, что можно с ней договориться, поскольку она очень хорошо разбирается в таких ситуациях, как наша, и это – ее конек. Мы высказали ей свою позицию и на этом разошлись. Когда я вышла с мужем во двор поговорить, в это время приходила ко мне в палату профессор и заведующая кафедрой. Мне сказали, что она хотела меня осмотреть. Когда я вернулась в палату, она уже ушла. Я попросила мужа подняться к ней в кабинет и сказать, что я уже вернулась, подумав при этом, что лучше пусть меня осмотрит она, чем опять выслушивать этого мужчину-дежурного врача о том, что он обязан меня осмотреть. Когда муж поднялся к этому профессору, она сказала, что не будет меня осматривать, поскольку у нас нет с ней никакой договоренности, что она знает нашу историю, и что она приходила ко мне в палату, чтобы отговорить меня от естественных родов. Напоследок она попросила мужа, чтобы мы не шли до конца в нашем безрассудстве и сохранили жизнь ребенку.
После этого Женечка уехал домой. Я попросила его привезти Олечку, потому что я очень по ней соскучилась. Ближе к вечеру они приехали, привезли мне покушать и компот. Я подкрепилась, и мы пошли гулять на детскую площадку, находившуюся в квартале от роддома. Погуляв, мы вернулись к роддому, сели в машину и помолились, чтобы Господь усмотрел, когда мне рожать. Хотелось, конечно, побыстрее, но не хотелось рожать на смене этого дежурного врача мужчины. Только мы помолились в машине, я встаю и вижу, что течет вода на асфальт. Это были воды. Это был ответ Господа на нашу молитву!!!

 

Процесс пошел

Женечка провел меня до дверей и поехал отвозить Олечку домой. Он очень переживал, чтобы успеть на роды, поскольку роддом находится примерно в 15 км от нашего дома.
Я зашла в отделение и сказала, что у меня отошли воды. В отделении было 2 врача: одна женщина и заведующий отделением, он же дежурный врач; еще один врач-мужчина находился, скорее всего, в родильном зале. Они пригласили меня в смотровой кабинет, раз воды отошли. Я сказала, что не залезу на кресло на осмотр мужчиной. После того, как им не удалось меня убедить, они пришли в негодование. В конце концов, доктор вышел и меня осматривала женщина, которая была, мягко говоря, не в восторге от того, что скорее всего, ей выпадет заниматься мной и принимать у меня роды. Она сказала, что у меня пузырь целый и у меня не могли отойти воды, и поэтому, в такой непростой ситуации, меня должны осмотреть еще все присутствующие на смене врачи, чтобы принять решение. А это – двое мужчин. Я категорически отказалась. Она сказала мне идти собирать вещи и идти в родильный зал. Я спросила у нее, какое у меня раскрытие. Она недовольно ответила, что не скажет. Санитарка, которая везла мои вещи в родильный зал, сказала, что у меня раскрытие уже на половину и попросила меня не выдавать ее… Проводив меня, она сказала, что всё будет хорошо (в отличие от всех врачей).

 

Кульминация

Вот, наконец, и родильный зал. Около полутора часа я сидела на кровати в ожидании мужа, слушая первые крики младенцев из соседних родзалов. После того, как пришел муж, начались боли. Было около часа ночи. Всё время вплоть до родов мы находились с мужем одни, молясь и воздавая хвалу Богу. Около двух часов уже тяжело было переносить схватки. Когда зашел врач, я спросила ее, во сколько по всем признакам мне примерно рожать. Она ответила, что к 4-5 часам утра я должна родить. Каждые 5 минут я поглядывала на часы, которые висели на стене напротив меня. Конечно же, ни в 4, ни в 5 я не родила. За это время ко мне трижды подступался дьявол, подбрасывая мне четкие мысли: «Зачем ты себя так мучишь? К чему всё это? Пожалей себя. Операция на пару минут, и всё будет хорошо.» Я сразу это всё отвергала. Дважды в родзале мне давали бумагу, в которой я описывала свое состояние, а также писала, что я все еще отказываюсь от настоятельных рекомендаций врачей об операции и осознаю возможные последствия и беру на себя все риски. Врач смотрела на меня недоуменными глазами, на сколько меня еще хватит, ведь все-равно, по ее убеждению, всё закончится операционным столом. Она не видела в этом никакого смысла… Но мы просто продолжали ожидать и молиться. К половине четвертого ночи мы стали ощущать, что нас покидают силы. И в те мгновения на сердце пришел псалом Егора и Натальи Лансере «Никогда не сдавайся», через который Господь нас очень укрепил и ободрил. Строчки пульсировали в голове, помогая преодолевать страх и сомнение: «Враг кричит тебе прямо в уши: «Ты почти уже проиграл!» Все равно ты его не слушай, чтобы веру он не украл! Наш Бог силен спасать, и ты это знаешь. Продолжай уповать – и не проиграешь!»…
Около четырех часов утра, когда сгустившаяся тьма этой летней ночи стала редеть и проявились первые лучи солнца, мы прочувствовали, что значат слова Господа: «Милость Его обновляется каждое утро». В этот момент я почувствовала необыкновенный прилив сил, в которых я так нуждалась, потому что уже изнемогала от усталости и боли. Милость Божья вступила с новой силой и поддержала нас!
То, что со мной рядом находился мой супруг, приносило мне необыкновенную помощь и поддержку, хотя он очень переживал за меня. Он также присутствовал в момент рождения малыша, до последнего мы были вместе и вместе вкусили радость от долгожданной победы.
Человечек появился на свет в 7.19 утра. Я даже не поняла, как я его родила. Это милость от Господа и Его чудо, сотворенное для нас. И чудо и свидетельство для врачей, которые не верили, или отказывались в это верить. Мы назвали нашего малыша Даниилом. Он весил 4560 грамм! Настоящий богатырь во славу Господа!
После того, как все закончилось, нас ожидали новые битвы. Но этот бесценный опыт принес в нашу семью необыкновенную близость с Господом и друг с другом, потому что после такой победы мы познали нашего Спасителя гораздо больше, чем мы знали Его до этого. Наше доверие необыкновенно возросло! Воистину, мы можем теперь сказать, что нет ничего невозможного и недостижимого. Мы претерпели настоящие «родовые муки доверия Богу» и знаем теперь, что Он не подводит Своих детей и «доведя до родов», обязательно даст родить!